Зеленая книга — их истории, основанные на расизме глазами добросердечных белых людей, — хуже, чем медвежья услуга: они представляют опасность.

Зеленая книга - их истории, основанные на расизме глазами добросердечных белых людей, - хуже, чем медвежья услуга: они представляют опасность.

Если вы посмотрите фильм «Зеленая книга», вы можете выйти из кинотеатра, думая, что люди, которые сняли фильм, убеждены, что расизм в США умер в идеальный снежный сочельник в квартире в Бронксе в 1962 году, когда чернокожий пианист Дон Ширли принял приглашение на ужин от своего итальяно-американского водителя Тони Валлелонга, пишет автор книги «Пострасовая чернокожая зеленая книга» Ян Майлз в колонке для The Washington Post.

Автор отмечает, что такие фильмы, как «Зеленая книга» — их истории, основанные на расизме глазами добросердечных белых людей, — хуже, чем медвежья услуга: они представляют опасность. Это знамя «выполненная миссия», вывешенное над Америкой. Они являются зерном для пресловутой «пострасовой» мельницы. В мире «Зеленой книги», основанном на реальных событиях, полицейские больше не преследуют чернокожих автомобилистов и до мозга костей убежденных расистов. Хотя мы живем в реальном мире. А темнокожим американцам по-прежнему нужны путеводители, такие как «Зеленая книга», когда они собираются исследовать Соединенные Штаты.

«Зеленая книга» — это ссылка на «Зеленую книгу чернокожих автомобилистов» (The Negro Motorist Green Book – ред.), реальное руководство для черных путешественников в Соединенных Штатах эпохи сегрегации. Издания книги выпускались ежегодно с 1936 по 1966 год. Создатель справочника, афроамериканский почтовый работник Виктор Грин, как-то оптимистично написал, как оказалось, что «в ближайшее время настанет день, когда книгу не нужно будет переиздавать. Именно тогда мы, как раса, будем иметь равные возможности и привилегии в Соединенных Штатах». Но конец эры «Зеленой книги чернокожих автомобилистов», которая естественным образом последовала за законной смертью сегрегации, не следует интерпретировать как смерть расизма.

Примерно в 2014 году я осознал, продолжает автор, насколько не умерли наиболее опасные формы расизма, так как дисгармоничное совпадение социальных сетей, молниеносные новостные циклы и мобильные телефоны с возможностью видеозаписи заполнили мою ленту в Facebook бессрочным парадом ужасов. Возможно, в качестве механизма преодоления, я начал отслеживать, регистрировать инциденты и связанные с ними научные отчеты и данные на простом веб-сайте.

«Последующее чтение книги «100 лет линчеваний», душераздирающей подборки новостей, в которых подробно рассказывалось о гибели темнокожих от рук белых американцев, заставило меня передать информацию, которую я собирал, в печать. Я решил позаимствовать формат и эстетику «Зеленой книги чернокожих автомобилистов» с ее обнадеживающим взглядом на «ближайшее будущее» США в качестве комментария. Получившееся первое издание «Пострасовой чернокожей зеленой книги» представляет собой настоящий снимок современных расовых отношений США«, — пишет автор.

Другие современные проекты поддерживают наследие «Зеленой книги чернокожих автомобилистов». В Новом Орлеане, где живет автор, он избегает определенных предприятий, основываясь на их устной расистской репутации или историях расовых инцидентов. В этом начинании, пишет Майлз, мне помогает «Новоорлеанская книга чернокожих», местный справочник чернокожих предпринимателей для «осторожных граждан», в котором, среди своих побуждений, упоминаются «зажигательные, расистские заявления, исходящие из самых высоких офисов страны».

Аналогичный ресурс, в настоящее время находящийся в стадии разработки, — проект Black Friendly Flag , — детище активиста из округа Колумбия; он призван стать «социальным предприятием, которое позволяет дружественным к чернокожим бизнесам легко подключаться к единомышленникам, ищущим гостеприимного пространства». Оба этих проекта выполняют по существу ту же функцию, что и якобы устаревшая «Зеленая книга чернокожих автомобилистов»: руководство чернокожих американцев по безопасности от тех, кто склонен оказывать услуги.

Майлз пишет, что он осознает, что Америка постоянно нападает на ленту в Facebook — Америку, которую он фактически представил в своей книге, — это, вообще говоря, не та нация, которую видят белые американцы. Многочисленные недавние обмены с белыми коллегами и друзьями заставили его осознать, что подверженности черным реальностям — современным и историческим — часто просто не существует, что вещи, о которых они знают или которые им небезразличны или подвержены влиянию, слишком часто ограничиваются их собственными обстоятельствами. Им не нужно разбираться в системном расизме, неявной предвзятости или связи между школой и тюрьмой, потому что эти проблемы для них даже не существуют. А такие фильмы, как «Зеленая книга», в которых расизм расценивается как мягкий фокус и дается приятная концовка, которая расизм отправляет прямо в прошлое, не помогают.

По этой причине «Зеленая книга» справедливо вдохновила бурные дебаты в этом оскаровском сезоне. Эти аргументы могут закончиться в воскресенье вечером, но, по крайней мере, эти вопросы должны остаться у любителей кино и всех американцев, независимо от того, какие будут награды Академии — почему в 2019 году чернокожим путешественникам по-прежнему нужна какая-то версия «Зеленой книги» для безопасного ориентирования в стране и таким образом, чтобы свести к минимуму наш опыт дискриминации? И что нужно, чтобы осуществить мечту Виктора Грина о дне, когда его проект больше не будет нужен?

Отметим, что лента «Зеленая книга» получила премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм». Лета взяла еще две статуэтки: в номинации «Лучший актер второго плана» и «Лучший оригинальный сценарий». Детальнее о 91-й церемонии вручения премии американской киноакадемии читайте в материале ZN.UA «Оскар-2019»: названы обладатели премии в этом году.

Добавить комментарий