Как получить 65% годовых? История управляющего одним из самых доходных паевых фондов в России




Антон Кравченко управляет одним из самых доходных российских паевых фондов, принесшим инвесторам за 12 месяцев более 65%. Как ему это удалось?

В конце 1990-х годов в Хабаровске, самом часто упоминаемом в последние несколько недель городе России, открылся форекс-клуб. Он появился не вдруг — население начало проявлять интерес к инвестициям. Выпускник хабаровской школы Антон Кравченко тоже хотел в этом разобраться и заработать. «Инвестиции ассоциировались со спекуляциями на форексе. Все считали, что они придут на форекс с $500, им дадут плечо 1 к 100, и послезавтра у них будет $10 000. Я понимал, что что-то здесь не так», — вспоминает он.

Искать ответ на вопрос, что же здесь не так, Кравченко начал в книгах. Ассортимент профильной литературы в магазинах не поражал воображения, но однажды отец посоветовал ему прочитать книгу «Руководство по российскому рынку капитала» бывшего обозревателя «Коммерсанта» Вадима Арсеньева. В аннотации говорилось, что российский рынок, в отличие от западного, живет по неким договоренностям и в книге можно узнать, кто и как играет на бирже и как избежать ошибок при инвестировании. «Если бы эта книга мне не попалась, я все равно занимался бы инвестициями. Она просто стала тем, от чего надо было оттолкнуться», — уточняет Кравченко. Книгу он прочитал несколько раз.

Прошло 20 лет, теперь Кравченко управляет самым доходным, по версии портала Investfunds на 30 июня, российским фондом. Доходность ПИФа «Райффайзен — Информационные технологии» за 12 месяцев (на 4 августа 2020-го) превысила 65%. Стоимость чистых активов — 5,86 млрд рублей. За три года владельцы паев фонда могли заработать почти 113%, за пять лет — утроить вложения. Сейчас в портфеле 12 компаний: восемь из США (включая Facebook, Apple, Alphabet и Amazon), три из Китая и российский «Яндекс». Всего же у Кравченко в управлении восемь ПИФов и биржевой ПИФ на Московской бирже. Кроме того, он консультирует управляющих австрийским фондом Raiffeisen Russland Aktien по бумагам компаний средней и малой капитализации.

Хабаровск — Аляска — Москва

«Я люблю Хабаровск, это очень солнечный город, и солнце там, в отличие от Москвы, абсолютно всегда. И летом, и зимой», — говорит Кравченко. После окончания школы он в 1999 году поступил в местный Дальневосточный государственный университет путей сообщения на факультет менеджмента. Его родители работали в Амурском речном пароходстве. Мать была инженером, отец экономистом.

Свой личный брокерский счет Антон впервые открыл на первых курсах университета, вложил около $2000. «Помню, что точно в списке акций были Сбербанк и «Лукойл». Помню, что я был первым клиентом «Альфа-Директа» в Хабаровске. Счет закрыл примерно через год. Столько же и вывел, был небольшой плюс», — вспоминает Кравченко.

Брокерский счет он закрыл перед переездом в США. У хабаровского университета была программа, по которой можно было продолжать обучение в Штатах. Кравченко на два года уехал в Анкоридж получать степень бакалавра финансов в Университете Аляски (University of Alaska Anchorage). В Америке, в отличие от России, было огромное множество книг про инвестиции и инвесторов: об Уоррене Баффете, о бывшем управляющем фондом Magellan Питере Линче и много еще о ком. «Там лекции читали профессионалы, в том числе по инвестициям. И меня эта тема поглотила», — вспоминает он.

В студенческом общежитии можно было найти себе занятие, но по части развлечений выбор в Анкоридже, городе с населением около 300 000 человек, невелик. «Это способствовало погружению в обучение. Любимыми предметами были все, связанные с инвестициями, корпоративные финансы и финансовые институты. Мне все очень нравилось», — вспоминает Кравченко.

После окончания обучения кто-то из однокурсников вернулся в Хабаровск, кто-то остался на Аляске. Кравченко же поехал в Москву и поступил на магистерскую программу в Финансовой академии при Правительстве РФ, где учился у профессора Якова Миркина, одного из первых авторов российских учебников по инвестициям и ценным бумагам. Практику Кравченко прошел в компании Миркина «Еврофинансы» (сейчас у нее отозвана лицензия), а после окончания магистратуры начал искать работу. Лишь одно предложение совпадало с его желанием управлять портфелем. Это была работа в компании «Стин-финанс», созданной в 2004 году для привлечения средств для предприятий «Станкоагрегат» и «Машлизинг». «Рынок тогда активно рос, все считали, что на нем можно заработать очень много денег», — вспоминает он. В портфеле Кравченко были акции российских компаний, в основном голубые фишки. Управлял он им на основе фундаментального анализа.

Через год он уже работал на должности аналитика в УК МДМ, но де-факто управлял тремя портфелями (потребительского сектора, широкого рынка акций и компаний малой и средней капитализации). Спустя еще год он перешел в УК «Райффайзен Капитал». «Австрийский банк, мне это очень понравилось. Не только звучало красиво, но и есть красиво. Я попал в правильную компанию: и с позиции отношения к работе, и как она выстроена, и с позиции инвестиционного процесса», — считает Кравченко.

Кризисный управляющий

Так сбылась мечта Кравченко стать настоящим управляющим, он получил четыре фонда: электроэнергетики, потребительского рынка, сырьевой и информационных технологий. Шел апрель 2008 года. В США кризис уже начался, а в России никто и представить не мог, что акции обвалятся более чем на 75%. Но осенью 2008-го именно это произошло. «На рынке покупателей нет, с ликвидностью проблема. Очень много акций было в залоге, залоги начали реализовывать, все потихонечку схлопывалось. Но меня больше поражало другое: смотришь, как все компании уходят в минус на 25–30%, и понимаешь, что с миром происходит что-то не то. Выходишь на улицу, а там ходят счастливые люди. Правда, потом стал замечать, что на дорогах исчезли пробки, а в метро стало меньше народа», — вспоминает Кравченко. Он вынес из кризиса 2008 года три урока: не покупать на заемные деньги, диверсифицировать портфель и держать акции компании, если понимаешь ее перспективы.

Следующий кризис 2014–2015 годов, по его словам, прошел без потрясений: «Однозначно было понятно, что нужно обращать внимание на нефтяной сектор, хотя было страшно. И однозначно понятно, что надо было покупать акции, хотя все покупали доллар, потому что была девальвация».

Взгляд в будущее

Сейчас Кравченко распоряжается около 13,9 млрд рублей — такова стоимость чистых активов российских ПИФов под его управлением. C начала года фонд «Райффайзен — Информационные технологии» уступил лидерство пяти ПИФам, инвестирующим в биотехнологические компании, IT, ETF на драгметаллы и акции золотодобытчиков. Он шестой по доходности (плюс 52,3% на 31 июля). IT-компании стали бенефициарами «корона-кризиса». Значительная доля бизнеса компаний приходится на страны, которые лучше справились с кризисом, чем США. Так, например, доля продаж Apple вне США — 60–70%. «И в целом ультрамягкая политика мировых центробанков стимулирует инвестиции в рискованные активы, и инвесторы покупают наиболее популярные акции», — полагает Кравченко.

Сам он весной 2020 года обустроил домашний офис. С корреспондентом Forbes общаетcя в Zoom, демонстрируя на экране штангу и стопки распечатанных отчетов и исследований у принтера. Ежедневно он отслеживает новости, которые могут влиять на стоимость активов, читает аналитические отчеты и ищет новые инвестиционные идеи. «Люблю читать письма инвесторам, к примеру, от Говарда Маркса из Oaktree Capital Group, Билла Акмана из Pershing Square Capital Management и Дэвида Эйнхорна из Greenlight Capital. Мне интересно, как эти люди мыслят, как они находят инвестиционные идеи», — рассказывает он. Сам он видит идеи и на российском рынке акций: дисконт к развивающимся рынкам плюс высокая дивидендная доходность.

«Рынок предсказывает экономику, а не экономика — рынок. Американский рынок уже нарисовал V-образное восстановление. Предполагаю, что экономика сделает то же самое. И в 2021 году выйдет в плюс и, возможно, превысит докризисные уровни. Речь идет о США, где уже реализуют гигантские монетарные и фискальные стимулы», — прогнозирует Кравченко. В его личном портфеле — российские голубые фишки и акции золотодобытчиков. Состав и доходность он не раскрывает.



Добавить комментарий