События в керченским политехническом колледже в западной прессе сравнивают с крупнейшими школьными нападениями в мире, предрекают тяжкие последствия и рассуждают о странностях в этом деле




События в керченским политехническом колледже в западной прессе сравнивают с крупнейшими школьными нападениями в мире, предрекают тяжкие последствия и рассуждают о странностях в этом деле

Одни СМИ сочувствуют пострадавшим, в то время как другие видят в этой истории много странного

17 октября 2018 года оккупированная Россией Керчь в Крыму замерла от шока и ужаса: самый обыкновенный, ничем не примечательный парень, 18-летний студент четвертого курса городского политехнического колледжа Владислав Росляков вооружился охотничьим дробовиком, самодельной взрывчаткой и устроил кровавую баню в стенах родного учебного заведения. За несколько минут погибло 20 человек, еще десятки были ранены. Сам Росляков, согласно официальной версии, застрелился в школьной библиотеке, разрядив свое оружие себе в голову — хотя на тот момент у него оставалось еще немало боеприпасов.

На трагедию немедленно отреагировали западные СМИ, более знакомые с подобной тематикой, чем медиаресурсы в России и Украине.

The New York Times: тяжкие последствия

Американское издание The New York Times одним из первых отреагировало на трагедию; немудрено, посколько для американцев расстрелы в школах — это не из ряда вон выходящее событие а пугающая повседневность. Тем не менее, даже на этом фоне издание отметило, что «керченский расстрел» привел к «самым многочисленным жертвам со времен теракта в Беслане в сентябре 2004 года» на подконтрольной РФ территории и оказался не менее кровавым, чем стрельба в Марджори Хиллс Скул во Флориде или другие примеры «школьных атак».

Издание отметило, что детали трагедии напоминают до боли знакомые в США картины, которыми характеризовались все печально известные теракты в учебных заведениях: «слетевший с катушек» ученик, приобретение огнестрельного оружия, стрельба во всех без разбора, самоубийство. А вот реакция, отметила газета, в Крыму, который и так находится в напряжении, будет отличной от США; крымчан ждут очень тяжкие последствия теракта — «закрутка гаек» со стороны силовых структур, недоверие, паранойя и другие «прелести» полицейского режима.

Süddeutsche Zeitung: Россия паникует

Керченские события могут вызвать волнения на острове и как следствие — конфликт на административной границе Крыма, считает германское издание Süddeutsche Zeitung.

«Россия нервно реагирует на все события в Крыму. Москва больше всего опасается волнений среди крымских татар, которые лояльно относятся к Украине. Украина со своей стороны усилила меры безопасности на границе с аннексированным Крымом. В России уже происходили случаи бойни в школах, но никогда они не имели таких тяжелых последствий, как в Керчи»,– комментирует трагедию издание.

Daily Beast: керченский «Колумбайн»

Широкая общественность на Западе впервые узнала о том, что 18-летний Росляков интересовался серийными убийцами и признавался, что мечтает о славе стрелка из «Колумбайна» Эрика Харриса, из публикации The Daily Beast, которая разместила эту информацию, обнаружив ее в некоторых российских СМИ. Считается, что именно это издание ввело в обиход термин «российский Колумбайн», который позднее превратился в «керченский Колумбайн».

Газета провела параллель с бойней в школе «Колумбайн» в штате Колорадо в 1999 году, когда двое ее вооруженных учеников – Эрик Харрис и Дилан Клиболд – застрелили 13 и ранили 23 своих соучеников; это нападение в свое время входило в пятерку самых кровавых в США.

Le Temps: здесь слишком много странностей

А вот корреспондента швейцарской газеты Le Temps в Москве Эммануэля Гриншпана ошеломило кое-что другое — журналист сразу же не поверил в то, что Росляков смог приобрести практически боевое оружие и боеприпасы к нему совершенно легально. Конечно, официальные российские органы сообщили, что студент преспокойно купил ружье и патроны в местном охотничьем магазине, однако Гриншпан считает, что в этом деле слишком много странностей.

Дело в том, что такая ситуация — с покупкой оружия в любом оружейном магазине при наличии набора нужных бумаг без всяких вопросов — более характерна для США, где владение оружием не считается чем-то удивительным; российское же законодательство к вооружению собственных граждан относится крайне подозрительно, тормозя этот процесс всеми мерами и силами. А учитывая перманентную паранойю российских правоохранительных органов, появившуюся после многочисленных терактов конца 90-х — начала нулевых годов этого века, эта ситуация выглядит еще более странно.

«Российское законодательство по контролю за оборотом оружия считается ограничительным, в отличие от Швейцарии или США, – лишь один российский гражданин из 24 (то есть 4,5 миллиона человек) обладает огнестрельным оружием. Но достаточно ли оно ограничительное в свете последних событий?» – спрашивает автор статьи, подразумевая, что кто-то по какой-то причине помог Рослякову обойти ограничения закона.

Напомним, 17 октября в здании политехнического колледжа (бывш. металлургический техникум) в оккупированной Керчи прогремел взрыв. По предварительным данным, взрывное устройство сработало в столовой колледжа. Погибли 20 человек (5 преподавателей и 15 студентов), еще несколько десятков получили ранения, в том числе тяжелые.

Подконтрольные российским оккупантам следственные органы квалифицировали нападение по статье «теракт», позже переквалифицировали его в «убийство». По данным российского следствия, 18-летний студент колледжа Владислав Росляков устроил взрыв и стрельбу в заведении, а затем совершил самоубийство.

Прокуратура АР  Крым (Украина) открыла уголовное производство по ч. 3 статьи 258 Уголовного кодекса – теракт. Соболезнования семьям жертв массового убийства в Керчи выразили президент Петр Порошенко, премьер-министр  Владимир Гройсман и министр иностранных дел Павел Климкин. Глава государства подчеркнул, что жертвами преступления стали украинские граждане.

Подробнее о трагедии читайте в материале ZN.UA «Взрыв и стрельба в колледже Керчи: главное«. 



Добавить комментарий