Сам себе инвестор: к чему может привести бум частных инвестиций




О том, чего в связи с этим следует опасаться и какие положительные эффекты может иметь нынешний бум, рассказывает начальник управления по работе с институциональными клиентами компании Sova Capital Денис Заболотнев.

Когда тренер по сквошу спросил, не в цене ли уже весь позитив по «Яндексу» после включения в индекс MSCI и не пора ли избавляться от бумаг, — я, признаться, напрягся. Потом был сосед по даче, шортящий «Модерну», запрос от друзей про перспективы «Газпрома» и родственники с расспросами о лучших бумагах для портфеля на следующий год.

Все эти бытовые и частные истории прекрасно подтверждаются цифрами: по данным Московской биржи, с начала 2020 года брокерские счета открыли 4,2 млн человек — больше, чем суммарно за все предыдущие годы. Общее количество частных инвесторов превысило 8 млн человек. В свою очередь данные НАУФОР показывают, что размер активов на брокерских счетах в середине этого года составлял 4 трлн рублей, в 2017 году — чуть больше 1 трлн рублей. В социальной сети Тинькофф Банка для трейдеров «Пульс» количество зарегистрированных пользователей превышает 650 000, что генерирует около 1 млн уникальных заходов в месяц и 30 000 новых комментариев в день. Конечно, далеко не все эти новые счета активны, многие из них пока с нулевым балансом, но тенденция налицо.

Бум назрел
Население обнаружило огромную по возможностям, красивую по упаковке и генерирующую адреналин альтернативу скучному банковскому депозиту. Скептик может сказать, что они обнаружили казино.

За все то время, пока существует российский фондовый рынок, одной из главных его бед была малая доля локальных инвесторов, что приводило к большой волатильности рынка во время притоков/оттоков капитала иностранных инвесторов. И вот, наконец, они пришли и уже составляют заметную долю. Что за этим стоит и к чему может привести?

Стоит сказать, что всплески интереса к фондовому рынку наблюдались и раньше — например, в 2006-2007 годах были рекордные притоки в ПИФы. Однако большую часть времени рынок акций привлекал либо студентов-математиков (взрыв популярности алго-стратегий), либо любителей азарта и гэмблинга (особенно после запрета игорного бизнеса).

А вот на протяжении последних двух-трех лет совпало сразу несколько мощных факторов, которые и привели к такому взрывному росту:

  • Существенное снижение ставок по банковским депозитам и вызванный этим интерес к альтернативам
  • Готовность больших банков к монетизации этого спроса через комиссионные продукты. Отчасти эта готовность была сформирована опытом продаж ИСЖ через розничные банки — первым для многих банков и не самым удачным по результатам для покупателей инвестиционным продуктом
  • Уровень развития технологий и на фронтенде (мобильные и веб-приложения), и на бэкенде (удаленное открытие брокерского счета с идентификацией через госуслуги, открытие счета на бирже онлайн, быстрый перевод денег с банковского счета на брокерский и т.д.)
  • Налоговые льготы и поддержка правительством. Так, ИИС с его возвратом 14% от внесенной суммы помог брокерским счетам конкурировать с ИСЖ в банковской линейке продуктов
  • Рост дивидендных выплат у российских компаний, а также пенсионная реформа, заставившая многих задуматься о долгосрочных сбережениях

Кому от этого хорошо?
Разумеется, в первую очередь от этого выигрывают банки, брокеры, управляющие компании и биржи. Причины очевидны: они получают дополнительный доход от комиссий, размещения свободных остатков, маржинального кредитования, премиальных сервисов. Новый источник привлечения капитала через выпуск акций и облигаций выгоден и для эмитентов, поскольку это влечет повышение рыночной стоимости за счет увеличения ликвидности акций или увеличения доли в различных индексах. Ну и, конечно, никуда не деться от разного рода мошенников и аферистов — вместе с ростом брокерских счетов растет и число инвестиционных гуру, трейдеров и управляющих, смело гарантирующих двузначную доходность, «надежные» и «беспроигрышные» стратегии.

Среди профессионалов распространено немного пренебрежительное отношение к ретейл-инвесторам. Существует мнение, что они всегда приходят покупать на пике рынка и продают акции на самом дне. На самом деле не все так однозначно. По моему опыту, который подтверждается в том числе открытыми данными, публикуемыми некоторыми российскими брокерами (агрегированные торговые данные клиентов, статистика) и Московской биржей, видно, что в среднем частные инвесторы продают на росте и покупают на падении. Такое поведение сложно назвать нерациональным.

По сути в совокупности частные инвесторы образуют то, что в индустрии называется long-only buy-side fund с ежедневными притоками и оттоками. Большинство при этом не используют кредитное плечо, а, как хорошо знают специалисты, дно на падении рынка или отдельной акции как раз обычно связано с принудительным закрытием маржинальных позиций. Конечно, если на рынке ажиотаж и идет мощный рост в течение длительного времени, в какой-то момент все это может привести к ситуации, подобной 2008 году: тогда мои коллеги пытались угадать пик рынка по длине очереди желающих купить ПИФы на улице Ефремова в офисе продаж одной известной управляющей компании. Но несправедливо делать выводы об успешности всей категории инвесторов только по наиболее впечатлительной ее части.

Это сложно подтвердить реальными данными, но, на мой взгляд, результаты среднего частного инвестора оказываются хуже, чем результат рынка, но не сильно от него отличаются. Есть и еще один важный эффект превращения части депозитов в ценные бумаги. «Skin in the game» — так называется последняя книга Нассима Талеба. А само выражение означает «рисковать собственной шкурой», что в нашем случае значит — собственными деньгами.

Появляется прямая связь между результатами бизнеса компаний, входящих в портфель, и стоимостью личных активов инвестора. А значит, рынок будет получать все больше людей, которые так или иначе окажутся прямо заинтересованы в правах миноритарных инвесторов, прозрачности отчетности, возврате капитала акционерам через дивиденды или бай-бэки, снижении дисконта на страновой риск, — а следовательно, в общем экономическом росте и в росте капитализации российского рынка.

Если говорить о регуляторе в лице ЦБ и о правительстве, то, безусловно, для обоих это является потенциальным источником забот. Резкое падение курса акций теперь может стать проблемой не только для основных акционеров компаний (как было в 2008 году, когда для того, чтобы не допустить исполнения маржин-коллов, ВЭБ покупал акции российских компаний на открытом рынке), но и для растущего числа локальных инвесторов. Индекс РТС, вероятно, слегка потеснит курс пары рубль-доллар как быстрый индикатор общего положения дел и в стране в целом, и у существенной части населения.



Добавить комментарий