Рынок усомнился в необходимости внедрения цифрового рубля в России




Участники финансового рынка усомнились в необходимости появления в России цифрового рубля, разработкой которого активно занимается Центробанк. Это выяснил «Коммерсантъ», который ознакомился с ответами нескольких ассоциаций на октябрьский доклад ЦБ, в котором он изложил свой взгляд на разработку. ЦБ заявил газете, что итоги обсуждения доклада планируют подвести до конца первого квартала.

По мнению рынка, у доклада ЦБ есть широкая проблема: в нем не сформулирована ясная новая цель, ради которой стоит внедрять в России цифровой рубль, пишет «Коммерсантъ». То, что сейчас заявляет ЦБ, можно решить и уже имеющимися средствами, считает исполнительный директор Национальной платежной ассоциации Мария Михайлова. Ассоциация участников рынка электронных денег и денежных переводов (АЭД) привела примеры: в Швеции цифровую валюту ввели для компенсации сокращения наличных в обороте, в Китае — для вытеснения наличности и поддержки зарубежной диаспоры, а в странах Персидского залива — для оптимизации трансграничных расчетов, пересказал «Коммерсантъ».

Банки опасаются, что ЦБ с цифровым рублем напрямую выйдет на рынок и начнет конкурировать с коммерческими организациями, цитирует газета председателя АЭД Виктора Достова. АЭД и Национальный совет по финансовому рынку (НСФР) допускают, что цифровой рубль обернется угрозой ликвидности банковского сектора, потому что часть ныне безналичных денег может перекочевать в цифровой рубль. Это пропорционально снизит потенциальные кредитные ресурсы экономики в целом, предупредили ассоциации. Может снизиться рыночная устойчивость банков, особенно не имеющих государственного участия, а значит, снизится конкуренция, передает «Коммерсантъ».

Цифровой рубль, согласно идее ЦБ, станет третьей формой российской валюты — наряду с наличными и безналичными деньгами. В докладе ЦБ предложил четыре варианта внедрения цифрового рубля, потом выбрал два основных. В первой модели ЦБ сам открывает и ведет кошельки клиентов, а банки выступают посредниками. Во второй ЦБ открывает кошелек банку, а тот — клиенту. Но где находятся кошельки, не уточняется. Четкого описания последствий каждой модели нет, а поэтому нельзя просчитать эффекты на базовую модель банковского бизнеса, которая опирается на остатки по счетам, отметил глава НСФР Андрей Емелин.

Эксперты «Сколкоко» и Российской экономической школы в исследовании выделили несколько основных рисков цифрового рубля, сообщил РБК. Во-первых, это прямое вовлечение ЦБ в рынок финансовых услуг, что чревато потерей роли независимого участника и подрывом доверия к регулятору. Во-вторых, запуск цифрового рубля может оказаться неоптимальной тратой ресурсов, поскольку целевая аудитория удовлетворена и текущим набором инструментов. Новый может оказаться слишком сложным для населения, и инструмент будет невостребован, допустили эксперты. В-третьих, ЦБ может начать конкурировать с рыночными предложениями финансовых услуг, что остановит инновационное развитие индустрии и создаст давление на коммерческих игроков.

Глава ВТБ Андрей Костин в конце октября опасался, что из-за цифрового рубля «часть бизнеса может переходить от банков к ЦБ». После запуска в цифровой рубль могут перетечь 2-4 трлн безналичных рублей за три года, допускал в декабре зампред правления Сбербанка Анатолий Попов. Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина отвергала прогнозы серьезного оттока денег из банков и говорила, что на кредитные ставки цифровой рубль точно не повлияет. В начале декабря она в ответ на опасения банков лишиться части доходов из-за цифрового рубля посоветовала им зарабатывать за счет улучшения сервиса, а не безальтернативности.



Добавить комментарий