ПИФы между геополитикой и инфляцией: какие фонды принесли прибыль в год Быка

Ожидаемые неожиданности

В ушедшем году лишь отчасти реализовались оптимистичные ожидания инвесторов. В конце 2020 года глобальные и российские управляющие с оптимизмом смотрели на перспективы 2021 года на фоне восстановления мировой экономики, так как рассчитывали на высокую эффективность вакцинирования и сохранение монетарных стимулов от ведущих центробанков. Ключевой риск, который видели инвесторы в декабре 2020 года, мутации коронавируса, реализовался лишь отчасти. Новые штаммы появлялись регулярно, греческий алфавит был занят модификациями вируса почти на треть. Наибольшее беспокойство вызвали штаммы дельта и омикрон, но и они не смогли остановить рост мировой экономики.

  • МВФ ожидает рост мирового ВВП по итогам года на 5,9%.

Быстрое восстановление мировой экономики после провального пандемического 2020 года оказало в 2021 году благоприятное влияние на сырьевые рынки, прежде всего на нефть — ключевой экспортный товар России. На фоне быстрого восстановления спроса на черное золото, а также высокой дисциплины исполнения сделки ОПЕК+ стоимость североморской нефти Brent выросла с начала года более чем на 50%, до $80 за баррель. О таких уровнях мало кто мог подумать. Например, аналитики Goldman Sachs в ноябре 2020 года ожидали подъема по итогам этого года только до $65 за баррель.

Повышению цен на энергоносители способствовал и энергетический кризис в Европе, который вытолкнул цены на газ к небывалым высотам и вынудил многих производителей электроэнергии переходить на альтернативные виды топлива, такие как уголь и мазут. От подъема цен на нефть выиграл российский фондовый рынок, который на протяжении трех кварталов был в лидерах роста. К середине октября индекс Московской биржи вырос более чем на 28%, до исторического максимума 4293 пункта.

Инфляция на пути

Однако концовку года на российском рынке омрачило усиление геополитических рисков. Это произошло на фоне миграционного кризиса на белорусско-польской границе и конфликта между Арменией и Азербайджаном. Ключевым же риском стали обвинения в подготовке Россией вторжения на Украину. В таких условиях западные политики заговорили о расширении санкций, которые могут быть жестче, чем те, что действуют в отношении Ирана и Северной Кореи. Санкционные риски в сочетании с общим падением спроса на рисковые активы из-за распространения штамма омикрон привели к обвалу российского индекса на 13%, до 3760 пунктов.

Ожидаемый разгон инфляции на фоне денежного стимулирования экономик вызвал ответную реакцию финансовых регуляторов.

  • В частности, инфляция в Еврозоне в ноябре достигла 4,9% — максимума с июля 1991 года, в США рост потребительских цен в том же месяце достиг 6,8% — максимума за 30 лет.

В таких условиях ФРС заговорила об ускоренном сокращении объемов выкупа активов и подъема базовой ставки уже в следующем году. Банк России приступил к ужесточению денежно-кредитной политики (ДКП) еще в марте. К концу года он семь раз поднимал ставку в сумме на 4,25%, до 8,5%, что оказало сильное давление на долговой рынок. В частности, индекс гособлигаций Московской биржи снизился за год более чем на 11%.

Оправдавшийся риск

Несмотря на рост мировой и российской экономики, турбулентность конца года негативно сказалась на результатах работы российских управляющих. По данным Investfunds, из 208 крупных паевых инвестиционных фондов (открытых и биржевых ПИФов со стоимостью чистых активов свыше 100 млн руб.) каждый третий оказался убыточным. Годом ранее убыточными были всего пять фондов. Розничных фондов с доходностью выше 10% по итогам года оказалось 84 шт. (130 шт. годом ранее), а рост стоимости пая у шести лучших фондов составил свыше 30%, тогда как в 2020 году такие результаты показывал каждый третий ПИФ.

В связи с бурным ростом цен на энергоносители в лидерах роста в минувшем году оказались отраслевые фонды акций, ориентированные на российские сырьевые компании, либо сырьевые ETF. По данным Investfunds, стоимость паев таких фондов выросла на 20–55%. В связи с высокой долей таких компаний в расчете российских индексов уверенный рост продемонстрировали паи фондов широкого рынка акций (13–20%).

Второй год подряд высокую прибыль обеспечивают вложения как в американские акции широкого индекса S&P 500, так и отраслевые фонды высокотехнологических компаний. Доход от таких вложений составил 20–26% и 11–36% соответственно. Популярные в прошлом году фонды биотехнологий в этом году продемонстрировали символический прирост паев на уроне 1%.

Рост инфляции в мире и ужесточение ДКП центробанками негативно сказалось на облигационных фондах.

  • Из 55 крупных ПИФов только 16 фондов смогли показать рост стоимости пая (на 0,2–3,8%).

В остальных фондах паи подешевели на 0,3–4%. В аутсайдерах оказались фонды электроэнергетики и драгоценных металлов. Такие вложения обесценились за год на 7–12% и 5–14% соответственно.

Сохраненный потенциал

Относительно перспектив в 2022 году управляющие в целом высказываются достаточно оптимистично. По мнению руководителя отдела управления акциями «Сбер Управление активами» Евгения Линчика, год будет волатильным на фоне ужесточения ДКП центробанками. В таких условиях интересными для вложений будут фонды финансового сектора, которые выигрывают от роста ставок. Впрочем, в России таких фондов немного, так как компании сектора слабо представлены на рынке. В то же время фонды ИТ-сектора в связи с сильным ростом в 2021 году и негативным влиянием ставок на бизнес могут оказаться в числе аутсайдеров.

Высокую доходность продолжат генерировать акции компаний циклических отраслей — нефтегазовой и металлургической, особенно в первом полугодии.

  • По словам руководителя дирекции акций «Альфа-Капитал» Эдуарда Харина, в последние два месяца рынок заложил слишком много рисков в котировки российских акций и не обращает внимания на фундаментальную часть — высокие цены на нефть и газ.

Поэтому по мере снижения геополитических рисков интерес иностранных инвесторов к российским компаниям нефтегазового сектора вырастет. Тем более они могут обеспечить в следующем году двузначную дивидендную доходность.

Черная металлургия также будет чувствовать себя устойчиво благодаря тому, что Китай продолжает сокращать экспорт металлов, а Европа сокращает производство из-за высоких цен на электроэнергию. «Мир находится в глобальном сырьевом суперцикле, и вряд ли мы увидим его ослабление в следующем году. Российские рынок и фонды российских акций могут показать отличные результаты уже в начале следующего года, не исключено, что по итогам года эти активы могут показать рост более чем на 20%»,— считает господин Харин.

Долгам набили цену

Долговой рынок в 2022 году, особенно во второй его половине, будет смотреться даже более предпочтительно, чем рынки акций, считает Евгений Линчик. Этому будет способствовать стабилизация денежно-кредитной политики Банка России. В декабре ЦБ повысил ключевую ставку на 100 б. п., до 8,5%, но сохранил умеренно жесткую риторику. Поэтому управляющие допускают возможность дальнейшего ужесточения политики как минимум в феврале. «Мы ожидаем постепенного снижения инфляции до 4,7% к концу 2022 года и начала снижения ключевой ставки во втором полугодии»,— отмечает главный исполнительный директор «ВТБ Капитал Инвестиции» Владимир Потапов. При этом он ждет лучшие результаты у облигационных фондов с наибольшим позиционированием в средних и длинных ОФЗ. «Сейчас вполне можно сформировать качественный портфель рублевых облигаций с доходностью около 11% годовых»,— отмечает портфельный управляющий «Альфа-Капитал» Евгений Жорнист.

Добавить комментарий