Однако есть и те, которые действительно направлены на улучшенной качества высшего образования.




Однако есть и те, которые действительно направлены на улучшенной качества высшего образования.

В рамках реформы образования в Украине в контрактах ректоров высших учебных заведений появится новая строка — показатели KPI, то есть ключевые показатели эффективности. Среди определенных Министерством образования и науки КРІ несколько действительно являются логичными и направленными на повышение качества высшего образования, пишет в своей статье для ZN.UA председатель профсоюза Кременчугского национального университета Владимир Бахарев. Однако, по его словам, есть и вопиющие ключевые показатели эффективности, лишенные при этом конкретики.

Автор объясняет, что KPI должны быть направлены на повышение эффективности системы управления вузом и, самое важное – на рост качества предоставления услуг высшего образования. В то же время в соответствующем постановлении Кабмина относительно изменения контрактов ректоров, нет объяснения, с чем можно связать суть KPI, а также не указано их конкретные значения.

В частности, одним из нелогичных КРІ автор называет уменьшение в штате учебного заведения доли должностей, которые не относятся к профессорско-преподавательскому составу. По словам Бахарева, этот критерий означает, что новый ректор начнет работу из сокращения, причем часто тех должностей, которые финансируются за счет спецфонда.

Автор объясняет, что это требует четкого понимания особенностей конкретного вуза, а главное — возможности учебного заведения распоряжаться имуществом. Однако, по словам Бахарева, на сегодняшний день такая возможность отсутствует.

«Часто в УВО есть сооружения, которые они приобрели за время независимости и которые не введены в бюджет, то есть штат обслуживающего персонала этих сооружений финансируется из спецфонда. Если у заведения есть возможность распоряжаться имуществом, то может продавать, передавать, сдавать в аренду, сокращая работников при отсутствия сооружения. Если же нет – выполнить этот показатель КРІ будет очень сложно, ведь в таких вузах количество персонала и так уже ниже минимума», — пишет автор.

Еще один КРІ — это введение дифференцированной модели оплаты труда в зависимости от результатов работы. Бахарева отмечает, что, если речь идет о произведениях внебюджетной науки, грантах и так далее, то исполнители научно-исследовательских работ и так получают зарплату. При чем заработанные деньги зависят от объема работы и финансирования. От ректора этот показатель напрямую не зависит.

«Если же под новой моделью оплаты труда имеется в виду отмена тарифной сетки и введение новых форм определения базовых ставок научно-педагогических работников, то на сегодня эта возможность у ректора отсутствует», — пишет автор.

Также Бахарев обратил внимание на рост объема внебюджетных поступлений, которые измеряются в миллионах гривень. Однако Бахарев объясняет, что внебюджетные поступления больше зависят от развития самого бизнеса, от состояния экономики, от кризисных явлений, а не от того, доверяет ли бизнес вузу свои деньги.

«Реализация этого КРІ приведет лишь к тому, что каждому научно-педагогическому работнику впишут в контракт сумму, которую он должен заработать», — пишет автор.

Среди КРІ также есть увеличение доли трудоустроенных выпускников. Однако, по словам Бахарева, сегодня в Украине нет положения об учете трудоустройства.

Относительно увеличения доли аудиторных часов, которые преподают исключительно на английском языке, то это возможно реализовать при наличии программы обменов и двойных дипломов.

«В обычном течении образовательного процесса сегодня главное – чтобы был хотя бы украинский! Никто не против вести лекции на английском, однако есть вопрос: может ли МОН как орган власти, зная об отсутствии законодательных оснований, требовать, сколько процентов учебных дисциплин должны преподаваться на английском? А как же автономия вузов?», — отмечает автор.

Подробнее о плюсах и минусах нововведения, а также о том, что должно быть в ректорском контракте и должны ли его видеть работники университета читайте в статье Владимира Бахарева «Крупным и мелким шрифтом«.



Добавить комментарий