Обвал без остановки

Сильнейшее падение российского рынка могли бы предотвратить «биржевые каникулы» (приостановка торгов), однако регулятор не пошел на такие меры. Вместо этого Банк России предоставил банкам дополнительную ликвидность, начал продажи валюты на биржевых торгах и расширил список ценных бумаг, под которые можно брать у него кредиты. Теперь участники рынка ожидают подъема ключевой ставки, но считают, что действенным будет только очень высокий уровень, от 20%.

Беспрецедентный обвал рынков в четверг, 24 февраля, был лишь отчасти вызван бегством международных инвесторов. Большее влияние оказали технические факторы, а именно принудительное закрытие брокерами позиций российских частных клиентов, говорят источники “Ъ”. По словам одного из них, основные ликвидации затронули тех, кто рассчитывал на отскок рынка.

«Потери были и у квалифицированных инвесторов, но больше всего пострадали неопытные частники, которым так полюбился срочный с рынок с его возможностями, а вот про риски все забыли»,— поясняет собеседник “Ъ”.

Понимая масштабы грядущих проблем, брокеры даже обращались к регулятору и бирже с просьбой об остановке торгов по крайней мере до 25 февраля. По мнению гендиректора УК «Спутник — Управление капиталом» Александра Лосева, то, что торги в непростых геополитических условиях не были остановлены, выглядит как «диверсия по отношению к участникам рынка»: масштаб обвала был ожидаем и привел к колоссальным потерям не только международных, но и российских инвесторов.

На такие случаи в мировой практике есть «биржевые каникулы», которые позволяет рынку приспособиться к изменению ситуации, а у инвесторов снять панику. Например, после теракта 11 сентября 2001 года в США неделю не проводились биржевые торги. После открытия фондовые индексы все равно снизились, но падение не было катастрофическим — 17 сентября 2001 года индекс S&P 500 падал менее чем на 5%.

Пока же Московская биржа объявила лишь о том, что 25 февраля не будет проводить утренние торги на рынке акций, а также на срочном рынке: «Решение направлено на снижение волатильности финансовых инструментов в часы биржевой торговли».

В отсутствие серьезных защитных шагов происходящее выглядит «как мягкая национализация, когда стремительно подешевевшие активы нерезидентов и пакеты российских акционеров выкупают госбанки», отмечает господин Лосев.

Более существенные меры принял ЦБ РФ. В частности, регулятор начал интервенции на валютном рынке (которые не проводил с июля 2015 года), расширил ломбардный список ценных бумаг, под которые можно привлечь кредиты в ЦБ. Кроме того, он предоставил банковскому сектору дополнительную ликвидность через операции репо на 1 трлн руб., а 25 февраля предложит еще 2 трлн руб. Почти весь инструментарий регулятор применял и в предшествующие кризисы 2008 и 2014 годов. Например, объем валютных интервенций в 2008 году превышал $200 млрд, пик продаж пришелся на декабрь, когда было продано $57,4 млрд и €12,6 млрд.

Дополнительную серьезную поддержку мог бы оказать прямой выкуп активов по примеру интервенций на валютном рынке, отмечают финансисты. Например, в конце 2008 года часть Фонда национального благосостояния (в объеме 175 млрд руб.) была направлена на покупку акций крупнейших российских эмитентов. Покупателем выступал ВЭБ, которые направил 80% средств на выкуп акций «Газпрома», Сбербанка, «Роснефти», ЛУКОЙЛа, ВТБ, «Норильского никеля» и «Сургутнефтегаза». Отставшая часть средств пошла на покупку облигаций.

«Возможно, в случае введения жестких санкций компаниям и банкам потребуется экстренное финансирование из внутренних источников. И здесь государство в лице госбанков и банков развития как раз и может стать «кредитором последней инстанции»»,— отмечает господин Лосев.

По словам президента НАУФОР Алексея Тимофеева, сейчас, когда на рынке есть продавцы, но нет покупателей, «решением могла бы быть активизация НПФ, выкуп Минфином суверенных облигаций». Кроме того, он считает, что небанковским финансовым организациям «надо дать равные с банками возможности по рефинансированию».

Еще один антикризисный шаг, который ждут участники рынка,— это резкое ужесточение денежно-кредитной политики ЦБ, которое будет направлено на снижение оттока капитала из страны. По мнению начальника аналитического управления банка «Зенит» Владимира Евстифеева, в текущей ситуации повышение размера ключевой ставки ЦБ выглядит логичным и вероятным. Ориентиром может служить установленный в декабре 2014 года размер в 17%.

Не исключено, что дальнейшее развитие ситуации по военному сценарию может потребовать и большего по масштабу ужесточения. Повышение ставки будет иметь какое-то значение, начиная с 20%, полагает гендиректор УК «Арикапитал» Алексей Третьяков: «Если для ЦБ будет стоять задача остановить бегство в валюту и снятие средств со счетов рыночными методами, возможно, на короткое время ставку нужно поднять даже выше».

Добавить комментарий