Кризис – это не остановка, а новый этап интенсивного движения.

Кризис – это не остановка, а новый этап интенсивного движения.

Карантин — время, чтобы разобраться с нерешенными личными проблемами

Карантин во время эпидемии коронавируса Covid-19 – время для изучения своей внутренней территории, от которой гораздо сложней убежать в социальное, считает детский семейный психолог Светлана Ройз.

«В тот момент, когда замедляется внешнее движение, обостряется и усиливается внутреннее. И, конечно, сейчас – время внутренней территории, от которой мы так старательно пытались сбежать», — рассказывает специалист в интервью ZN.UA.

В качестве примера психолог приводит цветок ромашки: на внутреннюю «сердцевинку» крепятся «лепестки» ролей (например, «мама», «жена», «дочка», «психолог», «преподаватель» и другие).

Каждый лепесток дает ощущение значимости, позволяет зарабатывать «лайки» (например, хорошая мама, чудесная жена и прочее). Но в погоне за ними  люди чаще фокусируются именно на лепестках, забывая о важности сердцевины – нашей внутренней, смыслообразующей части.

«В жизни важны и «сердцевинка», и «лепестки». Но, как правило, мы больше сосредоточены все же на лепестках. А ведь именно «сердцевинка» привлекает к нам людей, дает возможность удерживаться «на нас» всем нашим «лепесткам»», — объясняет она.

По словам психолога, мы все время окружаем себя «внешними голосами» (яркий пример – постоянно работающие в комнате радио или телевизор), чтоб не слышать голосов своих внутренних критиков, задобрить их или «замаскировать» внешним шумом.

Все эти критики говорят голосами наших «авторитетных внутренних фигур» родом из детства, и могут быть как поддерживающими, так и обесценивающими. И только после того, как эти «голоса» будут проанализированы, отзвучат, начинается самый важный Диалог. Или монолог, уточняет Ройз.

«Все наши потребности сейчас опустят до базового уровня, до основания пирамиды Маслоу. Этот кризис заставит нас войти в контакт со своей Сердцевиной, понять, из чего состоит наша внутренняя территория, убегать ведь дальше некуда. И нет, это не остановка – это новый этап интенсивного движения», — объясняет специалист.

Отвечать на вопросы сущностного уровня безопаснее, отмечает психолог, и предупреждает, что однозначных и подходящих для всех ответов не будет, будет личный, поскольку так честней.

«Пару дней назад мне было очень страшно. Когда я поняла, что мои привычные доходы полностью заморожены, финансовый запас небольшой, скоро выплата арендной платы за Студию, ответственность личная, внутрисемейная, совершенно земная, — огромная. Ну и нагрузка эмоциональная сейчас, учитывая количество запросов – за работу с которыми я не считаю возможным сейчас брать деньги, – большая», — рассказывает она.

Психолог начала «прописывать и просчитывать конкретные действия»:

1. Позвонить арендодателям.

2. Написать список необходимейших расходов. Понять, во что сейчас я могу делать вклад.

3. Написать список горячих телефонов и тех, к кому я могу обратиться за помощью, если это будет важно.

4. Дочке, которая достаточно избалована подарками, я сказала: «Ты видишь, я сейчас не работаю, и мы все – на карантине. Сейчас на неопределенное время — мы все не покупаем новое, только необходимое. Скорее всего, только продукты. И будем радовать друг друга сами». Она очень четко и по-взрослому все поняла и ни разу не просила новых игрушек. Только сказала: «А давай, когда-нибудь, купим мне новый велосипед».

5. Я записала свои разные навыки, которыми обладаю, то, в чем могла бы быть продуктивна.

6. Я задала себе вопрос — что из того, что мне сейчас могло бы пригодиться, я откладывала в реализации? И да, у меня огромное сопротивление работе онлайн, но я буду создавать новые для себя форматы.

В момент кризиса человек не откатывается к «нулевой точке» в пирамиде Маслоу. Откат возможен до субъективного «базового» для каждого уровня, до уровня своих ценностей, объясняет Светлана Ройз. И, возможно, сейчас время их «инвентаризации», время безвыходности, а поэтому смелости в том, что мы боялись начать делать.

Кризис – это еще и время конфликтов между партнерами: «Везде, где есть смешение ролей, будет напряжение и возможны конфликты. Сейчас время «обнажения» конфликтов между партнерами – гендерные роли в семье, умение донести информацию о потребностях, выстроить общую стратегию, простроить границы, распределить обязанности, да и озвучить свои тревоги и получить поддержку»,  — отмечает психолог.

И добавляет, что испытывать страх, беспомощность, сопротивление, раздражение, ажитацию, печаль, опустошение, принятие – это очень по-человечески.

По словам эксперта, ее «пугает «позитивненькая психология»», когда людям предлагают гнать от себя грустные мысли и окружать позитивными людьми. Такой подход вреден, опасен и очень «детский» — закрыть глаза, чтоб не видеть очевидного.

«Сохранять контакт со всем своими чувствами, осознавая и проживая их, выбирать те действия, которые важны в конкретный момент, сохранять веру в лучшее и воздействовать наиболее продуктивно на настоящее – мне кажется, это более по-взрослому», — считает психолог.

Одно из обретений этого кризиса – смирение с ответом «Я не знаю», подчеркивает Ройз.

«Сейчас я позволяю себе этот ответ произносить часто. Мы живем во время, когда многие наши привычные знания и схемы бесполезны. Ответ – я не знаю, я буду собирать данные, анализировать и, исходя из постоянно меняющейся реальности, «прогнозировать» ответы», — советует специалист.

Подробнее о том, как справляться с отчаянием, агрессией и всеми другими, сопутствующими ситуации, разрушительными эмоциями и ощущениями, читайте в интервью Аллы Котляр с детским семейным психологом Светланой Ройз.

Добавить комментарий

Next Post

Хижняк возглавил комиссию боксеров AIBA

Вс Мар 29 , 2020
Карантин — время, чтобы разобраться с нерешенными личными проблемами Карантин во время эпидемии коронавируса Covid-19 – время для изучения своей внутренней территории, от которой гораздо сложней убежать в социальное, считает детский семейный психолог Светлана Ройз. «В тот момент, когда замедляется внешнее движение, обостряется и усиливается внутреннее. И, конечно, сейчас – […]