«Фопам» запретят быть наемными сотрудниками: грядет новая налоговая реформа

"Фопам" запретят быть наемными сотрудниками: грядет новая налоговая реформа

НДФЛ, военный сбор и ЕСВ составляют 41,5% зарплаты трудоустроенного украинца. Власти хотят снять лишнюю нагрузку с предпринимателей, но без ограничений для «фопов» считают это бессмысленным

В 2023 году в Украине ожидаются масштабные налоговые изменения: законодатели планируют объединить в один три «зарплатных» налога – подоходный (НДФЛ, сегодня составляет 18%), единый соцвзнос (ЕСВ, 22%) и военный сбор (1,5%), а также значительно снизить их суммарную ставку и, таким образом, снять лишнюю нагрузку с бизнеса.

Реализация этой идеи, предложенной главой налогового комитета Верховной Рады Данилом Гетманцевым, приведет к «обелению» рынка труда и даже увеличит зарплаты украинцев, считает часть опрошенных нами экспертов.

Другие уверены, что, с одной стороны, она нереалистична в выполнении из-за чрезмерного снижения доходов госзказны, а с другой – не приведет к желаемым результатам из-за возможности бизнеса нанимать «фопов» и платить за них всего 5% единого налога и минимальный платеж по ЕСВ – то есть в любом случае гораздо меньше, чем при официальном трудоустройстве.

Обе эти проблемы признает и сам инициатор изменений. В комментарии UBR.ua Данил Гетманцев выразил убеждение, что «схема» по привлечению ФЛП третьей группы в качестве наемных сотрудников должна быть «прикрыта» одновременно с понижением ставки налогов с зарплаты.

Как снизят налоги и повлияет ли это на зарплату

Номинальная сумма ставок НДФЛ, ЕСВ и военного сбора в Украине составляет 41,5%. Но глава налогового комитета в своих расчетах исходит из «эффективной» ставки – соотношения общей суммы издержек по указанным выше налогам, которые платит работодатель за своего сотрудника, к сумме этих же налогов и чистой зарплаты.

Эффективная ставка отличается от номинальной и составляет 34%, говорил Гетманцев в интервью «НВ», так как социальный взнос насчитывается на оклад работника, то есть на зарплату до вычета НДФЛ и военного сбора.

Законопроект об объединении зарплатных налогов и снижении их эффективной ставки – сначала до 30%, а затем до 25% в течение пяти лет после внедрения реформы – был разработан внутри профильного комитета еще в 2020 году. О нем Гетманцев тогда рассказывал в интервью изданию «Сегодня».

Однако, несмотря на обещания представить текст документа общественности в скором времени, этого так и не произошло. Не прибавилось за прошедший год и конкретики относительно условий новации.

Отвечая на вопрос UBR.ua, какой может быть номинальная ставка единого зарплатного сбора после снижения эффективной, глава налогового комитета отметил, что на данный момент еще не определен возможный уровень как первой, так и второй – все эти показатели пока обсуждаются.

«Говоря о 30 и 25% я просто анонсировал свою позицию. Но сейчас рассматриваются и другие варианты«, – сказал нам депутат.

В любом случае снижение ставки приведет к снятию части налогового бремени с предпринимателей.

Как считает старший экономист исследовательской организации Case Ukraine Владимир Дубровский, налоги на труд являются в Украине «одними из наиболее вредных» – среди прочего, их необходимо снижать, чтобы стимулировать повышение уровня заработных плат.

«Полагаю, что бизнес после реформы может пойти на повышение зарплат для работников, так как сейчас для украинских предпринимателей большой проблемой является удержание кадров в конкуренции с польскими и другими работодателями из Европы. У нас есть пример ЕСВ – когда его снизили в конце 2015 года, спустя время зарплаты начали расти намного быстрее даже по сравнению с докризисными 2010-2011 годами«, – высказал мнение Дубровский.

Что может помешать

В первую очередь опасения властей связаны со снижением доходов бюджетов, которые формируются за счет НДФЛ. Гетманцев называет эту проблему наиболее серьезной. Но в теории, размышляет Дубровский, после уменьшения налоговой нагрузки часть предпринимателей сможет отказаться от выплат зарплат «в конвертах» – а это, наоборот, приведет к увеличению поступлений в бюджеты.

«Я не говорю, что все сразу выйдут из тени. Но если даже исходить из опыта уменьшения ставки ЕСВ, то поступления в бюджет в таких случаях сокращаются далеко не пропорционально уровню снижения ставки. После того, как снизили ставку ЕСВ, суммарные поступления от НДФЛ и ЕСВ практически не уменьшились в первый год новации, а в следующий – резко выросли«, – говорит старший экономист Case Ukraine.

Гетманцев также считает, что снижение ставки должно восполниться детенизацией – но он же подчеркивает, что этот компенсатор является «ненадежным», и поэтому вдобавок к нему требуются альтернативные, но пока неизвестные источники.

«Добиться снижения налогов у Минфина, даже на 1%, будет очень сложно, так как нужно обосновать увеличение поступлений в казну. Кроме того, большая часть налога на зарплату идет в местные бюджеты. Они, естественно, будут против их сокращения или потребуют больше субвенций«, – добавляет президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Не допустить сокращения налоговых сборов, объясняет главный юрист ЮК Winner Максим Багнюк, можно путем увеличения минимальной зарплаты или поднятия налогов для физлиц-предпринимателей. Однако, по мнению Владимира Дубровского, к последнему инструменту прибегать нельзя.

«Нам нужно сокращать государственные расходы. Это, конечно, болезненный процесс, но с их нынешним уровнем невозможно достичь сколько-нибудь приличных темпов экономического роста«, – уверен Дубровский.

Препятствуют ли фопы налоговой реформе

Впрочем, именно низкие налоги для ФЛП-единщиков третьей группы, вкупе с возможностью их найма в качестве работников, но под видом заключения гражданско-правового договора на предоставление услуг, по мнению части экспертов делают налоговую реформу бессмысленной.

Руководитель Global Payment Security association в Украине Алексей Тройников убежден, что вышеуказанная схема получила в Украине крайне широкое распространение.

Особенно если учитывать, приводит аргументы эксперт, соотношение зарегистрированных предпринимателей к общему населению страны, которое без учета неподконтрольных территорий составляет порядка 33 млн человек, предполагает Тройников.

Из них, согласно данным Госстата, почти 16 млн заняты экономической деятельностью. В то же время сейчас в Украине зарегистрировано немногим меньше 2 млн активных ФЛП (данные сервиса Опендатабот).

По последним открытым данным на 2019 год, из всех ФЛП (тогда их было 1,7 млн) 70% состояли на едином налоге, а 40% «единщиков» – то есть 523 тыс. предпринимателей – на третьей группе.

«Фопы сегодня – это черная дыра, позволяющая уходить от уплаты подоходного налога и НДС, выводить средства в наличные крупному бизнесу. Хорошо, что власти внедрили фискализацию для ФЛП, но если не упорядочить их проблему до конца и при этом снизить НДФЛ, то казна вообще лишится поступлений по этой статье«, – считает Тройников.

Как уже отмечалось в начале этого материала, схожей позиции придерживается и Гетманцев – он выразил убеждение, что одновременно со снижением ставки с зарплатных налогов необходимо полностью ограничить для ФЛП возможность работы в качестве наемных сотрудников.

Однако Владимир Дубровский увидел больше рисков во внедрении ограничений для «фопов», чем преимуществ. С одной стороны, по подсчетам Case Ukraine, основная часть потерь бюджетов от схем по уходу от налогов приходится на выплату зарплат в конвертах, и лишь незначительная доля, до 10 млрд грн, – на найм «фопов» третьей группы.

«К тому же в основном этой схемой пользуются квалифицированные работники, в частности, в IT-сфере, R&D (исследования и разработка) и т.д. Минимальные налоги немного помогают удержать этих людей от выезда за границу. Если начать наступательные действия на эту схему, то Украина начнет терять кадры еще быстрее«, – заключил экономист Case.

Альтернативную позицию высказал Александр Охрименко. Он считает, что наиболее стимулирует предпринимателей выплачивать зарплату в конвертах и нанимать «фопов» на работу чересчур социальный трудовой кодекс, усложняющий процедуру увольнения. Без его либерализации налоговая реформа не возымеет эффекта, уверен эксперт.

Заработает ли реформа с 2023 года

Гетманцев рассчитывает принять необходимые законодательные изменения для объединения зарплатных налогов уже в 2022 году, чтобы в 2023-м они вступили в силу. Однако депутатам вряд ли хватит для этого времени, считает юрист Winner Максим Багнюк.

Во-первых, быстрое принятие подобных изменений в Налоговый кодекс может привести к ненадлежащему администрированию «объединенного налога» и, в результате, само по себе снизит поступления в госказну.

Во-вторых, изменения в Налоговый кодекс не могут быть внесены позже, чем за шесть месяцев до начала нового бюджетного года, в котором новые правила и ставки начнут действовать. Их также запрещено менять на протяжении бюджетного года.

«Учитывая данную норму, парламенту с целью администрирования нового налога с 1 января 2023 года, необходимо внести изменения в законодательство до 1 августа 2022 года, что маловероятно«, – подытожил Багнюк.

Добавить комментарий