Билет в «Новый шелковый путь». Чем может стать для Украины китайская альтернатива МВФ




Билет в "Новый шелковый путь". Чем может стать для Украины китайская альтернатива МВФ

Билет в "Новый шелковый путь". Чем может стать для Украины китайская альтернатива МВФ

Власти Китая планируют сделать АБИИ платформой для реализации своих наиболее масштабных проектов. Украина, по мнению Минфина, пока в них участвовать не готова

В налоговом комитете Верховной Рады озадачились игнорированием исполнительными властями развития логистического потенциала Украины и в связи с этим предложили премьер-министру, министерствам финансов и инфраструктуры обратить внимание на Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Созданная Пекином финансовая организация не только может профинансировать превращение Украины в международный транспортный хаб, но и имеет потенциал стать реальной альтернативой МВФ и Всемирному банку (ВБ) в качестве дополнительного источника финансирования обеспечения госдолга.

Так образом оценил перспективы участия Украины в АБИИ глава налогового комитета ВР Данил Гетманцев. В своем Телеграмм-канале он опубликовал письмо Комитета к указанным министерствам и премьеру от 20 июля, где предлагалось одновременно с началом переговоров о вступлении в АБИИ рассмотреть и возможные инфраструктурные проекты, которые могли бы быть профинансированы банком.

В Минфине идею депутатов посчитали несвоевременной, аргументировав это двумя причинами: Украина уже пыталась заключить соглашение с Азиатским банком в 2018 году, но предложенные Киевом проекты оказались не соответствующими целям АБИИ. Банк, как указывают в ведомстве, и сейчас продолжает ориентироваться в первую очередь на инфраструктурное развитие Южной Азии и Океании, либо на проекты, так или иначе связанные с данными регионами. С другой стороны, украинского бюджета, в силу коронакризиса и необходимости рассчитываться по пиковым платежам внешних и внутренних заимствований в 2021-22 гг., для партнерства с АБИИ может не хватить.

В то же время, как можно судить из высказываний руководителей самого АБИИ и КНР, которая владеет контрольным пакетом акций в финучреждении, планы Азиатского банка далеко не ограничиваются Южной Азией и Океанией.

АБИИ – платформа «единой судьбы человечества»

В ответе на письмо налогового комитета ВР Минфин сделал вывод, что к вопросу о начале переговоров по вступлению в АБИИ рационально вернуться через несколько лет, с учетом состояния госбюджета и основываясь на опыте других нерегиональных членов финорганизации (то есть не входящих в азиатский регион).

На данный момент, указывают в Министерстве финансов, банк кредитует проекты только региональных партнеров. Финансирование остальных находится на этапе рассмотрения. Такой ситуация была и в 2018 году, когда предложенные украинским Минфином проекты вошли в противоречие со Стратегией финансирования операций в нерегиональных государствах-членах банка, которая, будучи принятой 24 февраля 2018 года, и действует и по се день. 

«Отсутствие конкретных предложений касательно инвестиционных проектов сделало невозможным проведение четкого анализа и оценки преимуществ от вступления Украины в указанную международную организацию«, – пояснили в Минфине.

Вполне возможно, что через несколько лет Украине действительно придется вернуться к идее сотрудничества с АБИИ, так как уже сейчас Пекин озвучивает планы пересмотреть политику банка.

АБИИ, созданный Китаем в 2015 году совместно с 57 государствами, в числе которых оказались и члены ЕС, сегодня включает уже 103 страны-партнера, расположенные на всех континентах планеты. В последнее время руководства АБИИ и Китая начали рассматривать организацию как нечто большее, нежели механизм инфраструктурного развития стран Азии и Океании.

Как заявлял президент АБИИ Цзинь Люцянь в интервью «Синьхуа» 30 июля этого года, к 2030 году 25-30% от общего объема финансирования АБИИ пойдут на проекты трансграничной взаимосвязанности. Он также, параллельно с председателем КНР Си Цзиньпином, в конце июля этого года заявил о необходимости трансформации финучреждения в платформу «единой судьбы человечества» – продвигаемой Пекином концепции гармоничного и совместного развития всех стран мира.

Между тем, самой известной составляющей концепции является проект Нового шелкового пути («Один пояс, один путь»), который должен связать Европу и Китай новыми транспортными коридорами по суше и морю. Стоит отметить, что до сих пор деятельность АБИИ и реализация Нового шелкового пути не пересекалась – однако, как метафорично заметил в прошлом году Цзинь Люцянь, АБИИ и Новый шелковый путь, работая независимо, в то же время являются «двигателями одного самолета», и направлены на достижение одних и тех же задач.

Уже сейчас АБИИ финансирует не только инфраструктурные проекты, при этом оказывая поддержку и украинским соседям: так, за время карантина Азиатский банк выделил Грузии (региональный член банка с апреля 2015 года) более $100 млн на борьбу с распространением коронавируса, в частности, для закупки 200 тыс. тестов на COVID-19. Общий объем «антикоронавирусного» Фонда Азиатского банка составляет $13 млрд.

Ведет переговоры о кредитовании инфраструктурных проектов с Азиатским банком и Беларусь, вступившая в финорганизацию в качестве нерегионального члена в 2019 году. Помимо обсуждения инфраструктурных проектов, власти северного соседа Украины и АБИИ в апреле 2020 года рассматривали возможность финансирования банковской системы республики: как сообщал первый заместитель премьер-министра РБ Дмитрий Крутой, для этих целей от АБИИ планировалось привлечь до $350 млн.  

Что мешает сотрудничеству с АБИИ

Опрошенные UBR.ua эксперты по-разному отнеслись к отдельным ожиданиям депутатов от сотрудничества с АБИИ: если развития инфраструктуры в рамках партнерства с банком теоретически можно достигнуть, то рассчитывать, что Азиатский банк станет полноценной альтернативой Международному валютному фонду, вряд ли стоит.

Так, сооснователь и директор экономических программ «Украинского института будущего» Анатолий Амелин отметил разные задачи данных финучреждений. Нацеленный на развитие инфраструктуры, что исходит из его названия, АБИИ не выступает в роли кредитора последней инстанции, каким является для Украины и других стран с проблемами в экономике МВФ.

С этим согласился и руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий. При этом объяснение Минфина о несвоевременности вступления в АБИИ из-за грядущих пиковых платежей по внешним и внутренним займам он назвал нелогичным.

«Тут есть определенное противоречие: если нам нужно погашать большой объем задолженностей, то, очевидно, необходимо напротив пытаться расширить источники финансирования«, – полагает Паращий. Он добавляет, что с точки зрения диверсификации обеспечения госдолга, как один из вариантов АБИИ можно рассматривать.

Паращий, впрочем, обратил внимание, что процесс вступления в любую финансовую организацию занимает время и, что не менее важно, требует определенного денежного участия в виде взносов. Этот фактор, вместе с собственными финансовыми возможностями, также необходимо учитывать перед запуском переговорного процесса. 

Со своей стороны Анатолий Амелин высказал убеждение, что переговорам о сотрудничестве, определении возможных инфраструктурных проектов и поискам источников их финансирования должно предшествовать формирование государственной стратегии развития. Только на ее основании можно принимать решение о вступлении в те или иные международные организации.

«Если бы Украина определила, что мы хотим быть частью проекта «Один пояс, один путь», закрепив это в программных документах Кабинета министров и Верховной Рады, то логичным был бы вопрос об источниках и инструментах финансирования. Тогда таким инструментом и мог бы стать Азиатский банк«, – считает Амелин. Он указывает, что на данный момент Украина слишком далека от участия в «Новом шелковом пути».

«У нас нет хороших дипломатических отношений с Китаем. Мы публично делаем большой реверанс в сторону Запада и США. Более того, если вспомнить ситуацию с заводом «Мотор Сич», Америка жестко ограничивает нас в диалоге с КНР«, – выделил основное препятствие для участия Украины в китайских проектах Амелин.

Данное противоречие возможно разрешить именно за счет создания стратегии развития, определив в ней собственное место на международных экономической, гуманитарной, транзитной и энергетической картах, говорит Амелин.

«После этого можно, например, с американцами вести диалог по энергетическим проектам, а с китайцами – по инфраструктурным. Затем, после подписания соответствующих соглашений на уровне правительства, можно переходить к вопросу о финансировании«, – подытожил Амелин.



Добавить комментарий