Тамаш Хак-Ковач: купить землю так же просто, как квартиру – не выйдет




Тамаш Хак-Ковач: купить землю так же просто, как квартиру – не выйдет

Тамаш Хак-Ковач: купить землю так же просто, как квартиру – не выйдет

Банки хотят кредитовать покупку сельхоз наделов в валюте

Банки в Украине готовятся к снятию моратория на продажу с/х земель. Под запуск рынка финансисты уже разрабатывают соответствующие программы кредитования для аграриев. По словам некоторых из них, это будет больше похоже на лизинг, чем на классический кредит.

Глава украинского ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач рассказал UBR.ua о положении дел на банковском рынке и о том, какие новые продукты запустят в скором времени.

Кому интересны украинские банки

По информации участников фондового рынка иностранные группы и инвесторы вновь проявляют интерес к украинским банкам. Отмечаете ли вы такой интерес?

Нет. Думаю, что его пока не будет. Да и в целом привлекательность банков в Европе относительно низкая. Инвесторы уже проявляют интерес к государственным ценным бумагам. Это показывает, что привлекательность Украины все-таки растет.

Те не менее у Украины волотильная экономика, а банковский бизнес любит стабильность.

Еще один нюанс касается предложения на рынке. Его нет. Мы сами долго искали, кого купить после кризиса, рассматривали 7 банков, но никого не удалось приобрести. Когда ты покупаешь банк, ты хочешь получить живой бизнес, платформу, которую можно развивать как бизнес.

Если покупателю интересен плохой портфель, то это другая инвестиция. И на самом деле интерес к NPL (токсичным активам) есть. Однако не думаю, что в краткосрочной перспективе, ближайшие года 3, будут сделки на украинском рынке с участием иностранного инвестора, который сейчас не ведет активную деятельность на локальном рынке.

Мы, например, тоже заинтересованы в консолидации рынка, но здесь уже включается мое замечание о том, что предложения нет.

Тамаш Хак-Ковач: купить землю так же просто, как квартиру – не выйдет

Оно не очень качественное? В чем проблема?

Когда мы говорим о банковском рынке, мне нравится аналогия с футбольной командой: есть 11 игроков, еще есть несколько, кто сидит на скамейке запасных, и кроме этого еще 60-70 банков о которых никто не знает.

Если смотреть на главных игроков, то их можно разделить на две группы: 4 госбанка и 7 частных. Но государственные все имеют свои проблемы, и они еще долго не будут продаваться. Там другой процесс приватизации: сначала НБУ и Минфин старается улучшить корпоративное управление, потом туда заходит «не настоящий» иностранный инвестор как, например, EBRD или IFC и т.д. Это очень длительный процесс, на который нужно не менее 5 лет, если не больше.

Что касается частных банков, которые входят в эту группу, они не продаются. Все остальные не являются интересными для инвестора. Они не дают платформу для развития бизнеса.

Если кто-то из 7 частных банков передумает, то делать это стоит уже сейчас. Банковский сектор на пике, сейчас самая большая прибыльность и выше она вряд ли уже будет. В следующем году она будет падать. Но пока об этом никто не думает.

Хотя мне кажется, что это неверное решение. Если акционеры не готовы вкладывать в развитие своего банка, то он начинает отставать. Например, мы в 2016 году были одним из трех банков, которые одновременно вышли из кризиса и были прибыльными уже в 2016-м. Если сравнивать нас с этими двумя банками, то они с того времени и по сегодняшний день зарабатывают столько же денег, сколько и тогда.

Мы же зарабатываем в два раза больше, чем в 2016 году, потому что активно развиваем бизнес, взвешивая все риски. Однако пока  на этом рынке можно жить не развиваясь, так как процентные ставки высокие. Но и они уже падают. Поэтому надо делать выбор: либо развиваться, либо постепенно отставать, и в итоге выйти из группы 11 банков.

Что должно произойти, чтобы инвесторы заинтересовались?

Есть внутренние и внешние факторы. Внешние очень важны и Украины очень от них зависит. ОТП группа активна в центральном и восточном регионах Европы, что касается приобретений. Мы за последние два года купили больше 5 банков в разных странах. Продаются очень хорошие прибыльные банки с высокой долей рынка, по цене ниже капитала. Это хороший пример того, какой сейчас интерес к банковскому сектору.

Общий интерес к Украине еще ниже. Как только вырастет инвестиционная привлекательность страны и поднимется ВВП, постепенно появится и интерес. Но этот рынок очень сложен для иностранного инвестора. Ему нужно вкладывать много ресурсов, чтобы его понять.

Инвесторы, которые сейчас уже присутствуют на украинском рынке имеют совершенно отличный взгляд от тех инвесторов, которых тут нет.

Открытие рынка земли

Как влияет на эти настроения смена власти и, особенно, анонсированный запуск открытого рынка земли?

Собственники иностранных банков пока ведут себя осторожно. Но наш акционер настроен очень оптимистично. Мы сейчас находимся в процессе планирования на ближайшие 3 года и у нас очень положительный макроэкономический прогноз — лучше, чем у правительства и НБУ.

Ожидаем, что будет очень быстрый экспоненциальный рост банковского рынка, что сделает его более привлекательным. Вероятность позитивного сценария в глазах инвестора растет.

Открытие рынка земли хоть и важный момент, но его и политическое значение, а также влияние на ВВП переоценивается. Экономика расти еще быстрее от этого не будет. С точки зрения банка – это дополнительный продукт, открывается еще один рынок. Для нас это важно, так как мы один из лидеров в финансировании сельского хозяйства. Это даст нам возможность занять в этом сегменте лидирующую позицию.

Новые продукты могут быть и в ипотечном кредитовании, и в сфере управления активами. От последнего мы еще очень далеки. В 2021 году начнется рынок ипотеки, это даст еще одну возможность перераспределять долю на рынке.

Какие новые продукты запустят банки в этих сегментах?

Об ипотеке пока рано говорить. Но мы уже занимаемся землей. Хотя тоже сложно, так как закона еще нет, а законопроект маленький. Но у нас есть гипотезы, как этот рынок будет выглядеть.

Думаю, что будут разные сегменты, которые разделятся в зависимости от того, большой это клиент или маленький, государственная это будет земля или частная, и по размеру участков.

До 5 тыс. га – это маленькие и средние клиенты. Открытие рынка земли для нас не только финансирование действующих заемщиков, но и отличная возможность по привлечению новых клиентов в банк. Для небольших клиентов будут более стандартные и упрощенные условия. В идеале, это должно выглядеть как лизинг, с понятными условиями: относительно длинный срок на 7-10 лет, будем исходить из стоимости земли, которая будет залогом, упрощенный анализ финансового состояния клиента.

Как и в лизинге, первоначальный взнос будет от 15 до 40%, и в зависимости от размера собственного участия будут меняться условия. Скорее всего, сумма кредита для маленьких и средних клиентов будет до $1 млн. Необходимый пакет документов будет минимальным, а ответ по кредиту быстрым, в течении дня.

Исходя из общения с нашими клиентами, порядка 15-20% пайщиков хотят продавать свою землю. При этом, 96% паев обрабатывается не их владельцами.

Если клиент большой, то и сумма кредита будет намного больше. Будет индивидуальный подход и вероятнее всего при сотрудничестве с международными финансовыми институтами (EBRD, IFC).

Но пока неясно каким будет этот рынок: кого допустят, какие будут ограничения по объему, может ли финансовый инвестор покупать или только те, кто обрабатывают землю и т.д.

Не понятен и процесс продажи. Ожидаем, что просто так продать землю будет нельзя. Процесс будет жестко зарегулирован. Например, в Венгрии могут покупать только те, кто обрабатывают землю, договора – государственные, просто подписать договор не выйдет, сельсовет имеет право вето и пр. Как квартиру купить-продать не получится.

Какие будут ставки таких кредитов?

Сложно сейчас сказать. Если исходить из того, что происходить это будет в валюте, потому что этот рынок и сейчас привязан к валюте, а объем рынка будет большой, то тогда нужно будет привлекать внешнее финансирование, например, материнского банка.

Длинные деньги намного дороже, чем короткие. Например, в прошлом году короткие деньги были на 3% дешевле, чем длинные. Это огромная разница. Но как только улучшается инвестиционный климат и аппетиты иностранных инверторов, эта разница сужается.

Очень много зависит от доходности самого клиента, сколько он может зарабатывать в этом бизнесе.

Думаю, сильно процентные ставки не будут отличаться от тех, что есть сейчас на рынке в валюте. Сейчас кредиты в валюте в Украине не очень дорогие.

Что касается гривны, то нужно понимать, будут ли для малых и средних фермеров работать госпрограммы компенсации и как именно. Это тоже влияет на ценообразование.

К тому же пока не понимаем, какие процентные ставки будут в 4 кв. 2020 года. Сейчас ставки очень быстро меняются. В НБУ ожидают, что учетная ставка в конце 2019-го будет 15%, а до конца следующего – 9%.
Но все же думаю, что этот рынок будет кредитоваться в валюте.

Тамаш Хак-Ковач: купить землю так же просто, как квартиру – не выйдет

Дешевые кредиты

За счет чего банки смогут конкурировать с финкомпаниями? На чем сейчас могут зарабатывать банки в Украине?

Я пока не воспринимаю финкомпании в качестве конкурентов. Конечно, в каких-то сегментах конкуренция идет, сами банки даже начали создавать некие суббренды. Но это еще не очень заметная конкуренция. Финкомпании не забирают у нас большую долю рынка.

Конкуренция идет внутри банковской системы. Частные банки есть как более, так и менее универсальные. По-настоящему универсальных мало — 2-3 финучреждения. Надо смотреть, где больший рост, в корпоративном или розничном бизнесе. Если банк в этих двух сегментах находится в пятерке лидеров рынка, то тогда он универсальный. Это преимущество, которое помогает зарабатывать везде.

Считаю, что самый прибыльный продукт на рынке – это кредитные карты. Мы сейчас на пике, есть большой интерес потребителя, и объемы высоки, однако Interchange (межбанковская комиссия) начинает уменьшаться, как и процентные ставки.

Interchange в Украине почти в 10 раз выше, чем в Европе. Поэтому иметь один источник дохода – это не правильно. По этой причине мы верим, что универсальная банковская модель является конкурентным преимуществом.

Как вы оцениваете данные о том, что Приватбанк зарабатывает почти половину прибыли за счет комиссионных?

Иметь половину прибыли за счет комиссионных доходов – это очень хороший результат, с одной стороны. С другой, это показывает, что нет кредитного портфеля. Но что касается Привата, то у них комиссионный доход высокий потому, что они являются платежной инфраструктурой Украины.

Снизятся ли кредитные ставки в ближайшем будущем?

Есть учетная ставка НБУ, стоимость фондирования и маржа банка, которая зависит от конкуренции. Сейчас она примерно 5% в среднем по рынку и тоже уменьшается из-за роста конкуренции. Хотя она пока не так велика, поскольку мало активных банков, а инвестиционный климат не настолько хорош еще, нет новых игроков на рынке.

Все же тенденция уже есть. И если маржа упадет до 3-4%, и если прибавить 9% прогнозируемой учетной ставки – будем иметь 13%. Инфляция в 2021-2022 гг. будет стабильно на уровне 5%. Тогда ставки будут стабильно ниже 10%. А низкие ставки подстегивают спрос.

Правительство заявляло об удешевлении кредитования до 13-14% годовых в гривне уже в 2020-м. Реалистичен ли этот прогноз?

Любое заявление правительства только уменьшают вероятность того, что процентные ставки будут падать. Если просто продолжаться те процессы, которые идут сейчас, Нацбанк продолжит делать свою работу и снизит учетную ставку до 9%, то все это может произойти и без заявлений правительства.

Правительство должно заниматься улучшением инвестиционного климата, чтобы приходили новые игроки и маржа банков падала. Тогда в следующем году 13-14% — вполне реально. А до конца 2020-го может и еще ниже.

Активно ли сейчас материнские структуры банков поддерживают свои «дочки»?

У нас есть конкретный пример и мы этим гордимся. В отличии от наших конкурентов, мы не выплачиваем деньги, как дивиденды, мы не выводим капитал, а наоборот заводим дополнительный. Нас финансирует материнская структура. Вливать деньги в наш украинский бизнес начали еще в позапрошлом году. И продолжают это делать.

Мы ожидаем, что в следующем году эти объемы дойдут до $250 млн. Эта сумма может быть еще больше, в зависимости от того, когда и как запустят рынок земли, потребуется ли там дополнительное финансирование.

Но таких банков пока очень мало. В целом по системе идет обратный процесс – капитал выводят, потому что основные коммерческие банки перекапитализированы. А это недостаточно хорошо для бизнеса, использовать этот капитал. 

Ранее банкиры говорили о дефиците «хороших» заемщиков, который ужесточился после запуска Кредитного реестра НБУ. Как изменилась ситуация с начала года?

Очевидно, что если какие-то банкиры так утверждают, то они не профессиональны. Кредитный реестр никак не влияет на качество заемщика. Это делает его более прозрачным, помогает лучше оценивать кредитный риск. А это задача любого банкира, иначе будут печальные последствия.

Мы только-только восстановили доверие вкладчиков к банковской системе. Ни в коем случае нельзя здесь допускать ошибки. Ситуация с заемщиками улучшается, чего, например, нельзя сказать о хороших сотрудниках. Их остро не хватает.

Заемщики улучшили после кризиса свое корпоративное управление, стали более прозрачными, работают по правилам. Ведь если в бизнес в тени, и на бумаге не существует, то и оценить его как заемщика нельзя. Но если клиенты работают официально, то это приводит к тому, что количество заемщиков растет.



Добавить комментарий