СМИ: Щербович не шпион, а спекулянт





Как пишет сегодня МК, обвинения в шпионаже сегодня слышатся крайне редко, особенно публичные, но последнее время в СМИ часто встречались сообщения, статьи о сомнительных действиях Ильи Щербовича, главы UCP. О фонде мы слышали в контексте поглощения Вконтакте, ценными бумагами Газпрома и конечно исками к компании Транснефть (UCP владеет привилегированными акциями компании на 3 млрд долларов).

Последняя обвиняющая в шпионаже статья под названием «Илья Викторович, вы шпион?» вышла  на сайте «Росбалт» совсем недавно,  10 января 2017 года. В чем же «обвиняют» Щербовича?

Конечно, все обратили внимание на стремительную карьеру главы фонда. Уже в 20 лет, будучи студентом второго курса, Щербович стал консультантом группы мониторинга фондового рынка при Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ). Очевидно, что столь быстрый «взлет» по карьерной лестнице подозрительн. Но если внимательно изучить деятельность комиссии 25 лет назад, то можно прийти к выводу, что учреждение было скромным и невлиятельным, потому обвинения в сильном покровителе, который устроил на работу юного Щербовича, кажутся уже не такими сильными. Также интерес для журналистов представляла деятельность Щербовича в крупной компании UFG, заказы которой давал знаменитый Уильям Браудер.

После разбора карьерных успехов, авторы статьи на Росбалте переходят к актуальным действиям главы UCP, а именно искам к Транснефти.  «Росбалт» рассказывает, что скупив префы трубопроводной монополии на миллиарды рублей, «Фонд UCP потребовал от «Транснефти» предоставить ему как владельцу пакета привилегированных акций заверенные (!) копии расшифровок прибылей и убытков компании… внутренних документов, устанавливающих политику управления рисками, протоколов заседаний совета директоров». Издание задается вопросом: «Илья Щербович просто выполняет заказ на доступ к информации о потоках нефти и топлива в России?». Все это было бы интересным, если бы данные об объёмах добычи нефти не были открыты, не публиковались в отчетах нефтяных компаний. Требовать же с крупных АО документы — любимое дело миноритарных акционеров. Единственный открытый вопрос к Щербовичу — зачем фонд UCP скупал на огромные суммы неголосующие акции «Транснефти», чтобы затем подавать кучу исков в суды и требовать всем известную информацию.

Итого: кем на самом деле является Щербович и в чьих интересах действует – неизвестно, но его точно нельзя назвать иностранным шпионом.