Однако таким украинцам тоже нужна помощь и поддержка.




Однако таким украинцам тоже нужна помощь и поддержка.

После возвращения в Украину в рамках обмена украинцы и люди, которые помогают им интегрироваться в общество столкнулись с множеством проблем, в частности и из-за того, что государство мало участвует в дальнейшей судьбе бывших политзаключенных. Однако, есть люди, которые вернулись с оккупированных территорий не по обмену, и они также нуждаются в помощи и поддержке, рассказала Анна Мокроусова Инне Ведерниковой для ZN.UA.

«Для меня есть два ключевых аспекта в этой истории. Во-первых, все, о чем мы тут говорим, уже шесть лет как не новость. И как только после очередного обмена начинает разгоняться очередная «зрада», у меня возникает прямой вопрос: а вот где вы были все эти шесть лет? Журналисты, активисты, общество? 76 человек декабрьского обмена — всего лишь малая часть истории о пленных. Потому что есть сотни, которые еще там. Их семьям на оккупированной территории постоянно нужна помощь. Мы помогаем продуктами, лекарствами и даже дровами, потому что колонии отказываются содержать пленных за свой счет», — отметила глава общественной организации «Блакитний птах».

Однако, есть украинцы, которые покинули оккупированные территории не в рамках обмена, но им тоже нужна поддержка и помощь. Но они остались без финансовой или какой-либо другой помощи. Как отметила, Мокроусова, так случилось из-за того, что государство приняло финансовое участие в судьбе освобожденных граждан всего лишь раз — во время обмена 27 декабря 2017 года.

«Последней волне также обещают тысячи поддержки. Но все остальные, кто прошел плен и был освобожден в другие даты, — остались на обочине», — отметила Мокроусова.

Ведь в Украине нет единого государственного механизма оказания помощи бывшим политзаключенным, а значит нет госфинансирования программ медицинской и психологической реабилитации освобожденных. По словам активистки, то, что такие учреждения как Феофания, Цибли и «Лесная поляна» оказали помощь освобожденным украинцам, в рамках двух последних обменов, по сути является актом доброй воли руководителей этих учреждений. В то же время большинство тех украинцев, которых освободили тихо и без пиара, с трудом могут рассчитывать на такой прием.

«Мне жаль, что сегодня многие пытаются использовать освобожденных из плена людей в своих интересах. Люди после плена сами по себе редко имеют претензии к государству. Ведь оказаться на свободе — уже большая ценность. Но так как многие провели в плену годы, то процесс ресоциализации для них достаточно сложный. Свобода долгое время была их единственной и основной целью. Однако достигнув этой цели, многие просто не знают, что делать дальше, где и как они хотят жить. Им трудно оценить ситуацию и мы уже столкнулись с тем, что ребята из последнего освобождения отказываются от работы, которую им предлагают, из-за «маленьких» зарплат», — отмечает Мокроусова.

При этом соцработники и психологи «Блакитного птаха» получают фактически те же 9 тысяч зарплаты, из-за которой бывшие политузники часто не хотят идти работать в Киеве. Мокроусова отметила, что многие сотрудники общественной организации подрабатывают на нескольких работах, живут на съемных квартирах или снимают комнаты, но все равно регулярно поддерживают тех, кто нуждается в помощи. Руководитель «Блакитного птаха» уточнила, что освобожденные украинцы не плохие, просто общество и государство не понимают, как все украинцы здесь живут.

«Поэтому, во-вторых. Мы делаем свою работу и собираемся ее продолжать. Чтобы-то ни было и несмотря ни на что. Но есть нюанс. Мы можем ее делать либо с чувством гордости за свою страну, либо нет. Изобретать велосипед не надо. Государству критично важно принять закон о статусе и защите пленных. А также разработать и обеспечить механизм патроната и соцпакета. Без фанатизма и с учетом нескольких базовых вещей», — отметила Мокроусова.

Среди таких вещей может быть:

— первичное медицинское обследование и лечение;

— приобретение билетов для воссоединения семьи;

— набор гуманитарной помощи, включающий одежду и предметы гигиены;

— наличные средства на проезд в период поиска работы;

— бесплатное восстановление документов; оплата двух месяцев аренды жилья или помощь с социальным жильем на время пока не будет выплачена компенсация в 100 тысяч гривень;

— возможность регулярного санаторного лечения раз в год.

«Потом, после обеспечения этого пакета, пострадавшие от плена граждане должны передаваться в руки общественных организаций. Как за рубежом человек, нуждающийся в той или иной поддержке, получает у государства точные контакты: куда и за чем в случае необходимости обратиться. Где помогут с лекарствами, где — с работой, где найдется профессиональный психолог», — добавляет глава общественной организации.

Однако здесь должен заработать механизм взаимодействия государства и общественных организаций, что можно реализовать в форме различных госпрограмм поддержки ОО, которые берут на себя функции длительного сопровождения пострадавших людей.

«Это хорошая система. Когда ургентную помощь обеспечивает государство, а общественные организации своей поддержкой создают благоприятный климат в целой сфере жизни», — подытожила Мокроусова.

Детальнее читайте в статье Инны Ведерниковой «В плену пиара. Вся правда про обмен» для ZN.UA.



Добавить комментарий