Как скажется на Украине замедление мировой экономики




Как скажется на Украине замедление мировой экономики

Нашу страну может спасти поиск новых вариантов сбыта на развивающихся рынках

Недавно Всемирный банк предрек новый мировой финансовый кризис, который возможен после 2019 года. Свои прогнозы эксперты построили на цикличности потрясений, которые возникают примерно каждые 10 лет. Со времени последнего — в 2008-2009 годах — как раз пройдет десятилетие. Первые признаки замедления мировой экономики уже налицо.

Если в 2017-2018 годах мировая экономика росла примерно на 3,1% в год, то уже к 2020-ом эти темпы упадут до 2,9%, что можно считать рецессией. Впрочем, торможение может быть и более заметным, если политика торговых войн будет продолжаться. Еще один фактор — ожидаемое резкое ужесточение кредитно-денежной политики в США с последующим ростом процентных ставок. Что увеличит стоимость денег и затруднит обслуживание своих долгов развивающимися странами. Что, кстати, актуально как раз для Украины.

«Это обычный циклический кризис, связанный с тем, что сами центробанки ведущих экономик мира немного притормозят мировую экономику. Если они этого не сделают, то через несколько лет повторится ситуация с долговым пузырем, как это было в 2008 году, на ликвидацию последствий которого понадобятся годы», — заверил UBR.ua управляющий партнер компании Capital Times Эрик Найман.

По его словам, мировая экономика так разогналась, что ее приходится притормаживать, как это делают в США и ЕС.

Деньги вернутся к богатым

В мире происходят структурные изменения в производстве товаров и услуг, в том числе благодаря развитию цифровых технологий. Более гибкие в это отношении страны получают шанс продвинуться наверх в цепочках создания добавленной стоимости, а менее подготовленные к этим процессам — пытаются защититься административными барьерами.

По словам директора по аналитической работе Института социально-экономических исследований Ярослава Жалило, маленькая открытая экономика Украины будет особенно уязвима в битве мировых гигантов — США, Китая, ЕС и прочих. Так как у нас ограничен ресурс для нивелирования подобных рисков.

Замдиректора Института экономики и прогнозирования НАН Украины Сергей Кораблин обращает внимание на то, что Федеральная резервная система США в октябре 2017 года выкупила последние гособлигации, выпущенных в рамках нестандартной монетарной политики для преодоления кризиса 2008 года. И до ноября 2018 года ФРС, которая уже начала сокращать свой баланс, планирует сократить свою монетарную базу на $300 млрд.

«Ликвидность будет сокращаться не только в США, но и во всем мире. Европейский Центробанк объявил, что в сентябре примет решение о завершении выкупа своих «кризисных» бумаг и переходе к нормализации монетарной политике в сентябре этого года. А мы даже не учитываем эти риски», — заметил Кораблин.

Директор экономических и социальных программ Центра Разумкова Василий Юрчишин отмечает две тенденции, которые сейчас наблюдаются в мире: политика протекционизма больших стран и перемещение производства мирового ВВП в азиатский регион. Причем быстрый рост азиатских рынков — наиболее вероятный сценарий. Поэтому нам надо присматриваться к странам Юго-Восточной Азии и прочим, чтобы найти возможности увеличить туда свой экспорт и повысить конкурентоспособность своих товаров.

Если в США продолжится политика фискального стимулирования бизнеса и бюджетных вложений в инфраструктуру, то капиталы потекут в США и укрепят доллар. Это усилит зависимость других стран от США и азиатских стран.

«Переток капиталов может лишить нас даже тех крох прямых иностранных инвестиций, которые мы получаем», — считает Юрчишин.

Социальные экономики Европы не смогут пойти на такое же снижение налогов, так как это приведет к урезанию госрасходов и социальным волнениям. Второе — это Brexit и Великобритания в связи с этим формирует свою новую торговую политику, а значит, старые договора будут пересмотрены. И мы останемся в зоне свободной торговли с ЕС, но не со странами британского содружества (Индия, Пакистан и ряд других).

Помимо этого, свою лепту внесут мировые торговые войны, которые пока лишь усиливаются.

Жертва торговых войн

Президент США Дональд Трамп одобрил введение пошлин на сталь и алюминий из ЕС, Канады, Мексики, которые начали действовать в полночь 31 мая. Ранее США он объявил торговую войну и Китаю. Все эти страны приняли аналогичные меры в ответ.

По словам Эрика Наймана, здесь важно, как торможение мировой экономики переживет Китай. «Если его экономика слишком сильно упадет, то снижение спроса со стороны одного из крупнейших потребителей сырьевых товаров сильно может ударить по украинскому экспорту. КНР сейчас главный драйвер роста цен на биржевые товары», — отметил он.

Если же все пройдет более мягко, то и кризис в Украине пройдет по более оптимистичному сценарию при снижении мировых цен на товары традиционного украинского экспорта.

В первую очередь это касается металлургической продукции, во вторую — сектора АПК и пищепрома.

«В отличие от американских компаний, которые накапливали наличность, чтобы пережить трудные времена, отечественный бизнес сильно обременен долгами, а потому не сможет использовать этот прием. У него просто нет этих денег», — говорит Эрик Найман.

Руководитель проекта Фонда Ганса Зайделя в Украине Даниэль Зайберлинг считает, что Украине важно диверсифицировать поставки на разные рынки, чтобы подстраховаться на случай возможного падения спроса на свои традиционные товары.

«Важно найти свои ниши, например, для продукции с более высокой добавленной стоимостью. Например, продавать высококачественную керамическую плитку в Европу или ОАЭ, благо здесь есть достаточно хорошего сырья», — заметил эксперт.

Кроме того, как считает Василий Юрчишин, во времена Великой депрессии не было Всемирной торговой организации (ВТО) и такой сильной взаимозависимости в торговле, которая наблюдается сейчас. А потому протекционистское повышение импортных пошлин, как одного из факторов, подстегнувших самый большой экономический кризис двадцатого века, сейчас не будет иметь такого сильного значения.

Разумеется, торговые конфликты будут нарастать, но влияние этого фактора будет сдерживаться дальнейшими процессами глобализации. Например, в апреле 2018 года президент США Дональд Трамп заявил, что вместо участия в Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) и ВТО, которые предполагают заключение многосторонних договоров, Америке выгоднее заключать двусторонние сделки с каждым государством по отдельности.

«Поначалу действия США по выходу из ТТП создали некоторую неопределенность на мировом рынке, но затем место США как центра мировой интеграции довольно быстро занял Китай. Это говорит о доминировании глобальных процессов над отдельными акциями стран, пусть даже и очень больших», — подчеркнул Василий Юрчишин.

Украина часто запаздывает с принятием необходимых решений, но уже сейчас видно, что мы вошли в период принятия не рациональных экономических решений, а действий, продиктованных политической логикой предвыборных процессов. Этот внутренний риск может оказать гораздо более вредное влияние на экономику страны, чем внешние факторы. Потому что за популизмом и политической целесообразностью могут скрывать и оправдать все что угодно.

В то же время есть надежда, что наша экономика, недостаточно открытая для мира, сможет несколько сгладить негативное влияние мировых процессов, а необходимость выживания государства в этих непростых условиях будет толкать даже популистов на правильные действия. Например, привлечение в страну капитала.



Добавить комментарий