До сих пор нет Единого реестра, который в народе успели окрестить реестром обидчиков.




До сих пор нет Единого реестра, который в народе успели окрестить реестром обидчиков.

Вот уже пять месяцев, как действует новый Закон «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» (№2229-VIII от 07.12.2017 г.). Данный закон — идеализированная модель предотвращения и противодействия домашнему насилию, требующая на сегодняшний день существенной доработки на уровне подзаконных актов. Фактически все, что было предложено законотворцем, в действительности не пригодно для качественного применения только из-за одного маленького вопроса — а как?

Об этом в своей статье для ZN.UA пишет Юлия Дузь, адвокат. По ее мнению, закон существенным образом расширяет круг субъектов, на которых возлагаются функции принятия мер в сфере предотвращения и противодействия домашнему насилию. Основные из них — службы по делам детей; уполномоченные подразделения полиции; органы управления образованием, учебные заведения, учреждения и организации системы образования; органы здравоохранения, учреждения и заведения здравоохранения; центры по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи; суды.

«Эти субъекты наделены важными и, по моему мнению, весьма действенными полномочиями в сфере предотвращения и противодействия домашнему насилию. Выделю наиболее эффективные: органам опеки и попечительства, службам по делам детей предоставлено право забирать ребенка или лишать родительских прав относительно ребенка, если обидчиками являются родители (усыновители) или один из них; полиции предоставлено право выносить срочные запретные предписания относительно обидчиков; аннулировать разрешения на право приобретения, хранения, ношения оружия и боеприпасов, а также изымать оружие и боеприпасы; проникать в жилье без мотивированного решения суда в случае непосредственной опасности для жизни и здоровья пострадавшего лица, — отмечает автор. — На органы управления образования возложена обязанность не позже чем в течение суток информировать службы по делам детей и Нацполицию об обнаруженных фактах домашнего насилия над детьми; на органы здравоохранения возложена обязанность информировать Нацполицию о выявлении повреждений, которые могли возникнуть вследствие домашнего насилия, а в случае обнаружения таких повреждений у ребенка — также службу по делам детей; обеспечивать проведение медицинского обследования пострадавших лиц; направлять пострадавших от сексуального насилия на тестирование на ВИЧ-инфекцию; пострадавшему лицу или его представителю предоставлено право обращаться в суд с просьбой об ограничительном предписании относительно обидчика».

Юрист подчеркивает, что каждый механизм, который вводится новым законом, требует слаженной и скоординированной единой системы действий указанных выше органов. И законом это предусмотрено. Частично с этой целью предусмотрено создание Единого реестра случаев домашнего насилия и насилия по признаку пола.

«Но прошло пять месяцев, а приказов, распоряжений, положений, инструкций для каждого субъекта до сих пор нет. Как и нет Единого реестра, который в народе успели окрестить «реестром обидчиков» из-за того, что информация относительно жертв будет вноситься в него только при личном согласии самой жертвы. Кроме того, нет четкого определения такого важного понятия, как «оценивание рисков», — указывает автор.

Подробнее о противодействии домашнему насилию читайте в материале Юлии Дузь «За закрытой дверью» в еженедельнике «Зеркало недели. Украина».



Добавить комментарий