Черная полоса: чем Украине грозит мировой рост цен на нефть




Черная полоса: чем Украине грозит мировой рост цен на нефть

Неизбежный рост дефицита внешней торговли обернется глубокой девальвацией гривни

Рост мировых цен нефти продолжает негативно сказываться на торговом дефиците Украины. Подорожание бочки Brent до $70-75 в первом квартале 2018-го, увеличило дефицит общего украинского внешнеторгового баланса в январе-марте на 25,4% к аналогичному периоду прошлого года.

Товарный дефицит за три месяца вырос в 1,3 раза, а негативное сальдо торговли услугами и вовсе показало взрывной рост — подскочило в 2,3 раза. По официальной версии, увеличение товарного дефицита объясняется активным импортом угля в зимний период.

Но «чисто угольной» теории противоречит детализированная статистка экспортно-импортных операций по товарным группам. Так, за три месяца 2018 года импорт каменного угля и антрацита в валютном выражении вырос на 53,9%. При этом сырой нефти ввезли на 47,4%, а нефтепродуктов — на 14,7% больше.

Не замещаемый импорт

В течении ближайших месяцев этого года нефтяные товары продолжат играть решающую роль в росте внешнеторгового дефицита Украины. И если украинский импортный нефтяной ажиотаж совпадет с очень вероятным будущим периодом роста мировых цен нефти, увеличивающийся торговый дефицит будет оказывать все большее давление на курс гривни.

Еще в 2016 году, по данным Госстата, торговый профицит Украины составлял $327,7 млн. В 2017 году украинская экономика благодаря внешним займам предыдущих лет сумела оттолкнуться ото дна и сразу же начала наращивать импорт. За исключением оборонного машиностроения, растущий спрос на заграничные товары не компенсировался вменяемыми государственными отраслевыми программами развития внутреннего производства.

Формирование торгового дефицита приняло кумулятивный характер, а проблемы торгового баланса начали накапливаться. К концу 2017 года отраслевые программы развития, которые могли бы компенсировать растущий импорт, у правительства так и не появились. При этом дефицит вырос до $2,6 млрд.

Этот прошлогодний скачок украинского внешнеторгового дефицита происходил при сравнительно дешевой нефти в коридоре цен Brent $50-62/бар. В этом году, когда цены начали смещаться в сторону диапазона $77-$85/барр., очень вероятно, что Украине к концу года прошлогодний «небольшой минус» покажется серьезным достижением экономики.

Итоговый результат может оказаться ошеломляющим – учитывая наметившуюся тенденции стремительного роста нефтяных цен, не поможет даже фанатический сценарий, при котором украинские власти в пожарном порядке каким-то чудом сумеют принять меры для развития собственного производства ключевых товаров импорта, в первую очередь нефтепродуктов.

Главный враг государства

Даже такие экстренные меры смогут оказать поддержку торговому балансу не ранее конца 2019 года. До тех пор украинской правящей коалиции придется заняться привычным делом — перекладывать украинские проблемы на РФ. Дескать именно Россия своими интригами сумела протащить заговор с квотами ОРЕС+, и поднять мировые нефтяные цены.

Доходы РФ от экспорта нефти в январе-марте в самом деле выросли на 21% по сравнению с первым кварталом прошлого года. И впервые за несколько лет превысили $28 млрд. Но благодарность за такие результаты Москва должна выписывать вовсе не самой себе и своим нефтяным «многоходовкам».

Ведь увеличение мировых цен вызвано не усилиями России. Парадоксально, но спорадический рост стал результатом инициирования США «Иранского ядерного кризиса 2.0», который был нацелен против РФ.

В этом контексте объяснять «украинскую нефтяную черную полосу» экономическими убытками, нанесенными российской агрессией, будет невероятно трудно. Например, Украине никто не мешал еще в 2014-17 годы принимать меры для наращивания переработки нефти. В тот период она стоила дешевле чем в 2018 году, и продавалась с большими премиями. Но этого никто не стал делать.

Инертность в этом вопросе наблюдалась даже при том, что агрессия со стороны РФ напрямую не мешала Украине запускать государственные и государственно-частные программы развития наиболее импортозависимых отраслей украинской экономики. Наоборот, она всячески стимулировала такие решения украинской власти.

Не только Иран

Списать рост украинского торгового дефицита на коварство и интриги РФ с договором ОРЕС+ станет еще труднее после 8 мая. В этот день США анонсировали странам ЕС свой новый более жесткий подход к проблеме нарушения Ираном многосторонней «ядерной сделки» 2015 года JCPA (Joint Comprehensive Plan of Action).

Когда администрация Барака Обамы подписывала этот договор, иранские боеголовки и носители ядерного оружия не считались единым целым. Подход к ним был разделен. Такой иранский маневр Барака Обамы выглядел парадоксом на фоне проведенного в 2000-е годы разоружения Украины – тогда к ядерному оружию относилось все что ни попадя, вплоть до украинских гаубиц или тактических бомбардировщиков.

Такие разночтения между программами разоружения Украины и Ирана, среди прочих причин, заставили администрацию Трампа настаивать на изменении условий JCPA. Грядущий пересмотр готовится под страхом введения новых американских антииранских санкций, которые распространяться на компании Европы. Уже только одна угроза принятия Вашингтоном таких мер взвинтила котировки фьючерсов нефти сорта Brent до $75/барр.

А выход США из Всеобъемлющей ядерной сделки по Ирану, сулящий неизбежное возобновление Вашингтоном санкций против Исламской республики, привели к мгновенному росту котировок до почти $78/барр.

А ведь кроме того, с повестки дня никто не снимал и прочие факторы, толкающие цены вверх. Например, нестабильность в Нигерии или новый виток борьбы за власть в Ливии. На этом фоне потуги РФ выглядят не слишком-то и значимыми. А Украине пора бы задуматься о поиске новой причины провалов в деле балансирования внешней торговли.



Добавить комментарий